Самое длинное путешествие

Записки интроверта

Archive for Февраль 2007

Наследство волшебника Бахрама

Posted by akkalagara на 2007-02-28

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

Tabula rasa

Posted by akkalagara на 2007-02-28

Иногда мне кажется, что все происходящее — это только репетиция. Что дойдя до конца, все можно будет переиграть, начав с самого начала. И я откладываю в памяти имена, лица, даты, адреса, которые уже не пригодятся сейчас, но могут понадобиться потом — когда я начну все с белого листа.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

Скрипки зимнего леса

Posted by akkalagara на 2007-02-27

— Что с ней, доктор? — спросил, скрывая волнение, отец семейства, — она поправится?

Доктор устало вздохнул, убирая в чемоданчик стетоскоп. Девчушка на печи спряталась под тулуп и заулыбалась оттуда.

— Должна поправиться, — солгал он, копаясь в чемоданчике, чтобы не было видно его глаз, — давайте ей эти порошки. По одному порошку трижды на день. И кормите ее получше — бульончику там… Или супчику… А то вон — кожа да кости.

«Действительно, отчего бы ей не поправиться? Два года назад эти порошки помогли. И пять лет назад помогли» — думал с тоскою доктор, кутаясь в тяжелый меховой плащ.

Снег под ногами поскрипывал тихонько — скрип-скрип, скрип-скрип. Так поскрипывает, если сжать его крепко, кочан капусты. Крепитация называется этот скрип. Крепитация под ногами, крепитация в груди у девочки. Не лечится, грудная лихорадка, совсем не лечится. Ни порошками, ни бульончиком.

Доктор обернулся, оглядел хутор, и пошел, согнувшись навстречу ветру, к деревне под лай собак.

Девочка же под тулупом прижала к себе кошку Маруську и уснула. Она дышала ровно и глубоко и только кошке было слышно тихое скрип-скрип в ее груди.

Наутро ее разбудил отчим:

— Просыпайся, Машенька! Поешь вот супчику, мы тебе сварили. Порошок выпей.

Машенька выпила горький порошок, поела супчику, разрумянилась и стала играть с кошкой на печи. «А ведь помогают порошки от доктора-то» думал отчим.

Близилась середина зимы, день когда в городе проводят самую большую за всю зиму ярмарку. Надо было ехать туда — покупать, продавать, обмениваться, чтобы безбедно прожить оставшиеся холодные месяцы. Девочку брать с собой не велел доктор, а оставлять кого-то с нею для присмотра значило лишиться пары рабочих рук. Да и выглядела она такой румяной, такой здоровой, такой веселой, что родители, посоветовавшись, решили оставить ее одну.

Уезжая, наказали ей дверь запереть на засов и не пускать никого. Оставили припасов, задали еды собакам побольше — и уехали.

Маше хотелось поехать с ними, но спорить она не стала — все равно бы не послушали. Ее и в прошлом году с собой не взяли — сказали «мала еще». Может, в следующем возьмут.

Она поиграла с кошкой, прибралась в доме, и хотела пообедать, но замерзла и снова спряталась под тулуп на печи. Отчего-то стало трудно дышать — наверное, от печки стало душно. И в груди что-то заскрипело. Часто дыша — скрип-скрип-скрип-скрип — она закрыла глаза и представила себе ярмарку — как там весело, должно быть, и шумно, и ярко. И какие там вытсупают артисты да скоморохи. Какая музыка, верно, играет.

И тут из-за окна послышалась настоящая музыка — сначала тихо, в отдалении, а потом все ближе и ближе. Маша не выдержала и, соскочив с печи, подбежала к окошку, прижалась носом к нему.

Снаружи, прямо за околицей плясали скоморохи — одетые в белое с блестками, они пели, дудели, свистели, прыгали и танцевали. Один среди них — в синем кафтане подбрасывал и ловил снежки и глядел прямо на Машу, улыбался ей и подмигивал. Маша тоже ему улыбнулась и помахала рукой. А вот кошка Маруська отчего-то зашипела и убежала к печке. И собаки завыли сперва, а потом примолкли. Жалко только, что слышно их было плохо из-за окна — слова песни терялись. А вот мелодия была красивая, веселая такая и как-будто бы уносящая вдаль куда-то.

А скоморохи все плясали и пели — прямо под окном, словно бы для одной только Маши старались.
И так они это потешно и забавно выделывали, что Маша не утерпела и подбежала к двери.

Засов отодвинуть ей удалось, только навалившись на него всем телом.

В комнату пахнуло холодом. Скоморохи отплясывали у самого порога. Одни дули в причудливо изогнутые дуделки, надувая щеки и смешно пуча глаза; другие, изогнувшись в три погибели, водили быстро-быстро тоненькими смычками по таким же изогнутым скрипкам. Впереди жонглировал снежками высокий синеглазый молодец, который и пел ту красивую песенку, обрывки которой услышала Маша.

— Ты услышишь игру скрипок зимнего леса! — пел он, — отправляйся со мной поутру-поутру!

И глядя в его ясные, цвета полуденного неба, глаза, Маша шагнула за порог.

Прямо в легоньких лопоточках шагнула. Холодно, однако, ей не стало; напротив, стоило ей только переступить порог и шагнуть на снег, как по всему телу разлилось тепло и — самое главное — стало легче дышать. Тяжелые скрипы при каждом вдохе пропали, и остались совсем легкие, почти незаметные — скрип-скрип, скрип-скрип — словно по снежку ступаешь.

Молодец же в синем кафтане отступил на пару шагов и улыбнулся Маше еще приветливее, чем улыбался через окошко. Поманил пальцем, едва не разроняв свои снежки и попятился назад, подкидывая их еще выше, еще задорнее. С ним попятились и скоморохи, не переставая дудеть и играть. Маша отправилась за ними — за околицу, по полю — прямо к опушке.

Снежки, которые молодец подкидывал кверху, улетали высоко, в самое небо, рассыпаясь там сотнями снежинок, которые красиво кружась опадали вокруг Маши, укрывая белой шалью ее плечи, теплой шапкой ложась на голову. И возвращались в руки ему как бы и из неоткуда, будто выныривали из сугробов прямо ему в руки.

Они вошли в лес, и пошли под деревьями. Скоморохи так ловко перебирали ногами по сугробам, что вовсе не оставляли за собою отпечатков ног. Поземка же, стелившаяся за Машей, заметала ее следы. Маша, однако, ничего не замечала: она видела только красивых и ловких танцоров, слышала только самую чудесную мелодию из всех, что ей приходилось слышать.

Все глубже и глубже в лес шла Маша, все легче и легче становился ее шаг, все выше и выше поднималось в морозном небе солнце.

Скоморохи вывели Машу на поляну. В самой ее середине под косматой елью стоял старик. Величавый, рослый, статный, одетый в блистающий наряд, он держал в руках резной посох.

Посохом он ударил по снегу и скоморохи рассыпались белыми хлопьями, обернулись сугробами, истаяли в воздухе.

— Тепло ли тебе, Машенька, — спросил старик ласково и несколькими широкими шагами подошел к Маше, положил руку ей на плечо.

— Тепло, дедушка, — ответила Маша. Так хорошо ей еще ни разу не бывало. Снежные сапожки согревали ее ноги, снежная шубка — тело, снежные варежки грели руки, а снежная шапка — голову.

— Вдохни поглубже, Машенька, — сказал ей старик.

Маша вдохнула и горячий вкусный воздух наполнил ее грудь — вкуснее летнего меда, горячее чем куриный бульон вчерашним вечером.

Старик повел рукой и одежда Маши преобразилась — засверкала жемчугами, заискрилась драгоценными камешками, заблестела серебром.

— Нравится, Машенька? — спросил старик.

— Нравится, дедушка, — ответила Маша.

Раньше, когда она говорила, пар поднимался от ее рта, теперь же никакого пара и в помине не было.

— Будешь моей внучкой? — спросил старик и заглянул Маше в глаза.

Маша задумалась на мгновение о домике на краю леса, о маме и об отчиме, о братишках и сестренках, о кошке Маруське и о курином супе — и молча кивнула.

— Хорошо внученька, — улыбнулся старик, — пойдем.

Легкими беззвучными шагами пошла Маша за стариком, не оставляя следов на снегу, только тихое скрип-скрип слышалось, когда она вдыхала и выдыхала.

Когда родители подъехали к дому, заподозрили сначала неладное — не лаяли собаки во дворе, не вился дым над печной трубой, но когда из дому встретить их вышла Маша, успокоились. Отчим подошел к ней, присел перед девочкой, раскрыл руки в объятиях и только вздрогнул, когда она коснулась его лица холодными губами. Отойдя от отчима, так и замершего на корточках, она улыбнулась маме:

— Давай теперь я и тебя поцелую.

И поцеловала — и маму, и братишек, и сестер — никого не забыла.

А потом закружился во дворе снежный вихрь и опал снежинками, открыв белого старика с посохом. Ударил тот посохом оземь и повернулись к нему Машины братья с сестрами, мама с отчимом, вышла из дома притихшая кошка Маруська, выбрались из конуры молчаливые собаки.

— Зима идет! — сказал строго старик, — настоящая Зима! Готовьтесь встретить её.

— А ты, внученька, — улыбнулся он Маше, — пойдем со мной. У нас еще много дел.

И оставив за спиной холодный и тихий хутор, отправились старик с девочкой к деревне. Там оставалось еще много освещенных и теплых домов.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

Мизантропическое

Posted by akkalagara на 2007-02-26

Полгорода сплошные уроды, полгорода — совсем никуда…
Никуда-никуда от них не деться нам…
Никуда-никуда не скрыться нам…

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

О географии

Posted by akkalagara на 2007-02-26

География — жестокая наука.

Когда в своих странствиях по сети ты рассматриваешь изображения чужих городов и стран, расстояние скрадывается. Они не выглядят далекими: как же — пара кликов мышкой и ты уже в Африке, еще несколько щелчков — в Австралии, еще — в Южной Америке. Можно обменяться мнениями с человеком, даже не интересуясь, где он сейчас находится — он в сети, в онлайне, а расположение его физической оболочки может иметь значение сугубо академическое. Чуть расширив свои возможности навигации в той же сети можно добиться еще большего — рассматривать виды веб-камер, расположенных на другом краю света, словно открыв в своем мониторе маленькое окошко на этот самый другой край. Можно устроить видеоконференцию и разговоривать со своим собеседником так, как если бы он сидел совсем рядом, на соседнем диванчике. Мир выглядит маленьким, уютным, доступным и свободным. Хочешь отправляйся туда, хочешь сюда.

Но если что-то из увиденного и впрямь затронуло какие-то спрятанные в глубине души струнки… Если захотелось не просто взглянуть еще раз на картинку чужого города, а побывать там — вдохнуть его воздух, услышать его уличный шум, ощутить его дороги под своими ногами… Если захотелось не просто поговорить с человеком, который, как оказалось, живет не на соседней улице, а за тридевять земель, — взять его за руку, заглянуть в глаза… Вот тут-то и понимаешь, как безжалостно жестока может быть наука география.

Как известно, география бывает физическая, экономическая и политическая.

Физическая география — это расстояния: километры и мили. Эх, да если бы просто километры и просто мили. Сотни километров, тысячи миль. Леса и поля, горы и равнины, деревни и города, моря, реки и океаны, которые нужно миновать, чтобы добраться до цели. Они складываются в минуты, часы, сутки. Это не щёлк-щёлк мышкой — это томительное время ожидания, это посадка и высадка, это разлука и встреча. Время, равное расстоянию поделенному на скорость. Секундная стрелка, ползущая как улитка, когда ты ждёшь поезда. Часовая — крутящаяся как вентилятор, когда ты добрался до места назначения и подсчитываешь — не пора ли возвращаться. Это физика.

Экономическая география — это деньги. Металлические кружочки и хрустящие бумажные прямоугольнички. Расстояния ли, время ли — все переводится в деньги. Эквивалент всеобщего обмена. Сначала работаешь — свое время переводишь в деньги. Потом эти деньги тратишь и на них время приобретаешь. Все до бесстыдства просто. Есть деньги — время сокращается до нескольких часов самолетом. Нет денег — телепайся на поезде днями и днями. Дорого? Зато быстро! Медленно? Зато дешево! Валюты и курсы, обменники и карманники, счета и чаевые. Это экономика.

География политическая — это отношения. Ты-то, может, и хочешь увидеть чужой город. А захочет ли он принять тебя? Окажется ли он таким, каким выглядел на картинках? Не бросит в лицо горсть пыли, когда ты захочешь вдохнуть поглубже его воздух? Не наградит диареей путешественника, заставив выиискивать взором не местные красоты а две заветные буковки, и передвигаться от одного WC к другому? А человек из сети: ты-то ему улыбнешься, быть может, а вот он тебе? Ты ему протянешь свою руку, а он свою — не отдернет? Это политика.

Так что география — наука безжалостная. Но при этом справедливая: преодолел преграды физики, экономики и политики — честь тебе и хвала. Молодец. Путешественник. Гражданин мира.

Не преодолел… Ну так, возможно, не особенно-то и хотелось, а? Сиди уж. Стучи по клавишам. Щёлкай мышкой.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

О химии

Posted by akkalagara на 2007-02-25

Знакомство мое с наукой химией началось в детстве. Лет мне тогда было… даже и не знаю точно сколько — где-то в районе старшего дошкольного и младшего школьного возраста. Именно тогда родители купили мне набор под названием «Юный химик».

Это был чудесный набор. В огромной картонной коробке покоились в пенопластовых гнездах пробирки заполненные разноцветными порошочками, две пластиковые бутыли — с кислотой (HCl) и щелочью (NaOH), несколько таблеток сухого спирта, парочка пузатеньких реторт и тоненькая проволочка магния.

К набору прилагалась брошюрка, в которой описывались какие-то простенькие опыты. Самого интересного там, конечно, не было. Про то, как устраивать «вулкан» из глицерина, или про то, что магний можно смешивать с марганцовкой, я узнавал от приятелей — тоже больших любителей химии. Марганцовку я покупал в аптеке на карманные деньги — стоила она тогда копейки, а в одном флакончике ее помещалось довольно много. Купленные флакончики дома я пересыпал в одну большую пластиковую банку, которая постепенно становилась все более увесистой. Воображение рисовало картины чудесных пиротехнических эффектов, которые я смогу сотворить с помощью этого фиолетового порошочка, однако свершиться этим мечтам было не суждено. Банку обнаружили родители и строго-настрого запретили дальнейшие закупки препарата, заявив, что имеющегося запаса хватит на тотальную стерилизацию всего Финского залива, и может быть, после этого еще останется на Мойку или Фонтанку.

Я готовил лимонад из соды с лимонной кислотой и наслаждался его химическим вкусом. Пытался выращивать кристаллы в банке из под маринованных огурцов. Смешивая какие-то едкие жидкости, намеревался приготовить духи («Парфюмера» я тогда еще не читал) и даже получил какую-то не слишком дурнопахнущую жидкость. Одноклассники с одноклассницами говорили, что она пахнет печеньем. Гордый успехом флакончик с этим составом я подарил классной руководительнице (от души надеюсь, что она их выкинула за первым же углом). Услышав, как кто-то покупает в аптеке нитроглицерин (а вот «Таинственный остров» я тогда уже осилил), я строил планы по добыче действующего вещества из таблеток.

В школе неорганическая химия мне нравилась благодаря тем демонстрациям, которые нам показывали иногда на уроках. Конечно, до приемлемых по моим понятиям взрывов и воспламенений дело не доходило, однако приходилось довольствоваться малым. Кроме того, бедность школьных демонстраций можно было компенсировать дворовыми экспериментами.

Я как-то уже упоминал о том, что один из моих школьных друзей обладал небывалым сокровищем — куском магния килограмма в два весом. Имел этот кусок форму протеза нижней конечности (боюсь даже строить предположения о том, откуда он взялся и для чего служил изначально), и мы фамильярно называли его «ногой». Ручной дрелью мы высверливали из него немножко магниевых крошек, мешали их с марганцовкой или серой со спичек, заворачивали в тетрадные листочки и поджигали во дворе. Интереснее всего было делать это поздним вечером — тогда яркие вспышки на несколько мгновений выхватывали из темноты весь двор, словно молния. И после очередной вспышки можно было видеть в освещенных окнах силуэты людей, которые выглядывали во двор, чтобы узнать, что же это так полыхнуло.

Позже, когда в школе началась химия органическая, практика уступила место теории. Это, конечно, было уже совсем не так интересно, как неорганика, но постепенно я обнаружил определенный интерес и в органических субстанциях. Интерес этот заключался в том, чтобы на память вопроизводить всякие сложные формулы. Мне нравилось запоминать мудреные названия, а потом вырисовывать на клетчатой бумаге цепочки атомов углерода, бензольные кольца, всевозможные радикалы. Это умение очень пригодилось мне при подготовке к вступительным экзаменам, а потом и во время изучения биохимии.

Биохимия стала моей любовью на младших курсах. Я раздобыл в букинистическом магазине дефицитный переводной учебник Марри и частенько листал его в поисках новых формул и сакральных знаний. Увы — биохимия со временем закончилась, а новых «химических» курсов нам вместо нее так и не предложили.

Иногда я жалею, что не стал химиком.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

Еще о «Скифах»

Posted by akkalagara на 2007-02-25

В этом четверостишии из «Скифов» Блока у меня всегда вызывала сомнения третья строчка:

О, старый мир! Пока ты не погиб,
Пока томишься мукой сладкой,
Остановись, премудрый, как Эдип,
Пред Сфинксом с древнею загадкой!

Эпитет «премудрый» по отношению к Эдипу, хотя формально вроде бы и справедливый (загадку-то он решил), все же звучит издевательски с учетом того, что произошло впоследствии (вспомним эдипов комплекс) и как, собственно, Эдип закончил свою жизнь.

Так что, думаю, читаться эта строчка должна с иронией. С очень злой иронией.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

Saigon will fall

Posted by akkalagara на 2007-02-25

Падение Сайгона неизбежно.
Спасенья нет. Уже предрешено —
Сайгон падет. Но жизнь небезнадежна.
Искать лазейки надо все равно.

Сайгон падет. Как пала прежде Троя.
Как Карфаген. Париж. Берлин. Багдад.
Не стоит строить из себя героя:
Пора бежать, возврата нет назад.

Сайгон падет. Безжалостен событий
Логичный и неумолимый ход.
Ему помочь уже нельзя, простите.
Вы можете спастись. Коль скоро повезёт.

Падение Сайгона неизбежно —
Сейчас, через неделю, через год.
Нет городов, живущих бесконечно.
Наступит время — и Сайгон падёт.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

Об оружии

Posted by akkalagara на 2007-02-25

На днях имел возможность лицезреть последствия применения т.н. нелетального оружия, а именно пистолетика «Оса». В общем-то выглядело все не так уж и страшно, особенно учитывая то, что позвонивший охранник сказал только «у нас тут гостя одного подстрелили», и всю неблизкую дорогу к месту проишествия воображение живописало мне картины настоящего огнестрела — с входным и выходным отверстиями, лужей крови, а может даже еще и гемопневмотораксом. Реальность, к счастью, оказалась значительно скромнее.

Мой дед, рассказывая истории из своей жизни, очень любил слово «поучительно». Так вот — поучительно во всей этой истории то, что подстрелил дядечку какой-то его же приятель. Сидели они в одной компании, мирно выпивали общались, а потом что-то не поделили, и один в другого пару раз пальнул (а потом сбежал, кстати). А днем позже, что интересно, мой коллега мне рассказывал, в том же ресторане учинили драку, и его вызывали осматривать еще одного пострадавшего. А с месяц назад — у другого коллеги — вообще приключилась «стенка на стенку» — с «розочками» и прочими прелестями. Охрана в таких случаях, насколько я понял, благоразумно ретируется и выходит уже к шапочному разбору, чтобы выяснить, нужно ли вызывать милицию или все и так обойдется.

И вот я думаю — если у нас таки когда-нибудь легализуют огнестрельное оружие, нам ничего больше и не понадобится, наверное, — сами друг друга перестреляем.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

Сужение сознания

Posted by akkalagara на 2007-02-24

В детстве мне много раз случалось претерпевать мелкие травмы — уронить во время игры обеденный стол прямо себе на пальцы, прищемить руку дверью, тяпнуть топориком по голени, промахнувшись мимо полена и т. д. и т. п. И много раз я обращал внимание на такой психологический эффект — секунды назад мир был полон красок и радости, а потом — бах! — и остается только этот прищемленный палец. И кроме него одного больше нет ничего в мире реального, а только какие-то блеклые декорации, не слишком убедительная мизансцена, которые подчеркивают и выделяют его одного. И вокруг него все вращается и оборачивается, а он гордо находится в самом центре Вселенной и болит. А в голове вертится только — «ну как же так, ведь только что, вот буквально только что все было ведь хорошо». И только когда боль отступает, мир обретает мало-помалу реальность и вещественность, расширяясь от размеров больного пальца до прежних своих необъятных величин.
.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »