Самое длинное путешествие

Записки интроверта

Archive for Июль 2007

Рабочее

Posted by akkalagara на 2007-07-31

Принимал зачет по практике у студентов. Было примерно две трети курса — человек 60, остальные проходили практику по месту жительства — в других городах, и придут сдавать зачет в сентябре. Это был первый раз, когда я сам должен был расписываться в зачетках, и меня это немного нервировало (да и продолжает нервировать) — вдруг, я там что-нибудь неправильно заполнял. Теперь, конечно, ничего уже не сделаешь, но все равно.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

Зарисовка — weird book

Posted by akkalagara на 2007-07-30

Норман раскрыл книгу посередине и остался стоять над ней, оперевшись руками на стол и рассматривая ее внимательно.

Первым, что бросилось ему в глаза, стала нездоровая желтизна страниц — слишком густая для пергамента, пусть даже и старого. Глядя на нее, казалось, что света в комнате недостаточно, приходилось что было сил напрягать глаза, чтобы различить мелкие буковки.

Норман щелкнул тумблером настольной лампы и склонил ее над книгой. На поверхности листа сразу же появились неровности и шероховатости, множество незаметных до того переплетенных между собой трещинок, буквы же в свете лампы не только не стали отчетливее, но напротив — побледнели и выцвели, сделавшись еще более нечитаемыми.

Норман прищурил глаза: он знал этот алфавит. Хотя начертание букв сильно отличалось от современного, это, без сомнения, было руническое письмо. Однако изменения все же присутствовали: только на раскрытых перед ним страницах Норман обнаружил по меньшей мере четыре символа, которых не встречал прежде. Вглядываясь в текст, он едва не начал читать по слогам вслух, но вовремя спохватился.

Присутствовали и другие несообразности. Так, в тех книгах по искусству, что Норману приходилось видеть прежде, написание рун отличалось каллиграфической точностью, здесь же они были маленькими, корявыми и какими-то сморщившимися, скукожившимися, словно бы им страшно было находиться на этом пергаменте, и они пытались сжаться, уменьшиться, занять на нем как можно меньше места в надежде остаться незамеченными. Кроме того, когда Норман шел от символа к символу, от слова к слову, казалось, что они расположены прямо и ровно, как по линейке. Однако стоило ему только выпрямиться и приподняться над столом, как сразу стало видно, что строчки ползут и кверху, и книзу, наезжают друг на друга и на поля. Очертания рун скрадывались окончательно и они становились похожими на мелких черных насекомых — жуков или тараканов — торопливо бегущих по желтоватому листу.

Буковки могли лепиться одна к другой плотно, идти почти сплошняком, перетекая друг во друга, а совсем рядом ютились в одиночестве, разделенные огромными пробелами. Текст в результате при взгляде на него с некоторого отдаления выглядел скоплением пятен потемнее и посветлее, и в расположении этих пятен не то чтобы угадывался, но казалось — вот-вот угадается какой-то рисунок.

Рукой в перчатке Норман перелистнул несколько страниц. Они были плотнее и тяжелее, чем он предполагал, возникало ощущение что несколько листов склеились вместе. Открыв книгу на том же развороте, что и прежде, Норман улыбнулся: текст выглядел теперь чуть иначе, его рисунок чуть изменился, хотя слова вроде бы и остались прежними.

Книга, конечно, была оригиналом.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

Прочитанное — Мервин Пик, Титус Гроан

Posted by akkalagara на 2007-07-29

Сказать по правде, Мервина Пика я взялся читать исключительно из-за названия его романа — «Горменгаст». Это имя очаровывает слух. Для окончательной завершенности его бы, пожалуй, следовало писать через h — Ghormeghast, но и оригинальный вариант очень хорош.

«Титус Гроан» — первая книга трилогии. На самом деле, как говорят, Пик планировал написать по меньшей мере еще одну книгу, однако умер прежде, чем завершил ее. Роман написан очень подробным и очень богатым языком, изобилует описаниями характеров, мыслей, переживаний героев, и читать его поначалу довольно сложно. Действие развивается исподволь, незаметно и очень медленно. Кажется, что ничего на самом деле и не происходит. А потом — бац! — и произошло, а действие продолжает медленно развиваться со зловещей неторопливостью.

Характеры персонажей слегка утрированы, они напоминают маски кукол, каждая из которых играет свою заранее определенную роль. Но при этом персонажи вовсе не кукольные, страсти ими овладевают очень даже нешуточные. Психологизм романа — одна из его сильных сторон. Хотя действующих лиц в романе много — около десятка только главных персонажей, каждый из них прописан так тщательно и достоверно, что именно он воспринимается самым главным героем, когда читаешь о нем.

Действие развивается в пределах огромного замка Горменгаст в эпоху его упадка. Доведенный до автоматизма социальный механизм все еще работает, но того блеска, той живости, что присутствовала когда-то в замке уже нет. Эта ностальгия по ушедшему проходит через всю книгу. В каком-то смысле замок — еще один персонаж романа.

Книга, конечно, из тех, которые называют «на любителя» и «не для всех», однако на мой взгляд, прочтения она заслуживает безоговорочно. Сейчас урывками читаю второй роман.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

О жизни

Posted by akkalagara на 2007-07-28

Полагаю, что имей я неиссякающий источник финансирования, большую часть времени я проводил бы в каких-нибудь онлайновых играх, предаваясь безудержному эскапизму.

Это, разумеется, ужасно.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

Компьютерное

Posted by akkalagara на 2007-07-27

Удалось настроить беспроводную сеть. И она даже работает. Самооценка немного подросла.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

О лезвиях

Posted by akkalagara на 2007-07-26

В этот раз пришли трое.

Всего трое.

Целых трое.

Жрец с сомнением оглядел претендентов: уверенности не внушал ни один. Двое постарше, лет двенадцати, один помладше — лет восьми. Храбрятся друг перед другом, не показывают усталости и голода. Это хорошо. Друг на друга не смотрят, пялятся в полумрак святилища, словом не перемолвятся. Это плохо.

«Что ж, посмотрим чего они стоят», — вздохнул мысленно жрец и вышел из тени.

— Добро пожаловать в храм богини! — низким голосом произнес он. Эхо заметалось меж каменных стен.

Троица перед ним подскочила от неожиданности, мальчишки обернулись. Жрец сделал еще шаг вперед и оказался прямо под светильником. Дети непроизвольно попятились. Еще один минус. Но почти сразу остановились. Еще один плюс. Будь жрец один, он бы покачал головой.

— По своей ли воле явились вы в храм? — торжественно вопросил жрец и чуть наклонился к пришедшим — нагнуться сильнее не давал меч.

Дети молча закивали. Глаза их были прикованы к его мечу.

— Богине нужен ваш ответ! — провозгласил жрец и сделал еще шаг вперед. Теперь его освещали сразу несколько светильников.

Мальчики одновременно с ним шагнули назад и уперлись спинами в стену.

— По своей, — вразнобой ответили они. «По своей, по своей, по своей» забормотало эхо.

— Ты! — Жрец ткнул пальцем в левого. — Аннулюс Терц! Зачем оказался ты здесь? Какой милости ожидаешь?

Мальчишка сглотнул.

— Я… я хочу быть воином и защищать свой народ, — ответил он вполголоса. Глаза он упер в пол прямо перед собой и головы не поднимал. «Тоже мне воин» — подумал жрец. Вслух же сказал:

— Богиня направляет руку воина и ведет его к победе.

-Ты! — продолжил он почти без паузы и ткнул в среднего. — Ансельм Заск! Что ты ищешь в священном месте? Чему посвятишь свои молитвы?

Парнишка, ни кровинки в лице, стоял опершись спиной на стену. Коленки его подрагивали. Однако ему достало сил не опустить взгляда, и смотрел он в глаза жрецу.

— Я… — произнес он прерывающимся голосом, — хотел бы стать лекарем и исцелять людей.

«Не такой уж и трус, однако», — подумал жрец и объявил громко:

— Богиня всегда была благосклонна к целителям.

— Ты! — выкрикнул он тут же и ткнул в третьего, правого, — Аларик Горк! В чем твоя цель? О чем будешь ты просить?

Мальчик разглядывал свои босые ноги. Один лишь раз он приподнял голову, и тут же снова опустил ее, стоило ему коснуться взглядом меча.

— Я, — прошептал он, — хочу строить дома для моего народа. Быть архи…, — он не сразу справился со сложным словом, — архитектором.

— Богиня благосклонна строителям, — возвестил жрец и замолк, дожидаясь пока стихнут отголоски эха.

Дети перед ним замерли в ожидании.

— Вы многого хотите… — начал говорить жрец тихо, почти шепотом. Впрочем здесь, в святилище даже шепот его звучал зловеще.

— …и велик будет спрос с вас. Стать воином, лекарем или строителем, — жрец окинул каждого из мальчишек пристальным взглядом, — можно и без покровительства Богини. Тяжело служение ей, только лучших удостаивает она своей милостью. Готовы ли вы взять на себя это бремя? — Последние слова он прошептал так тихо, что и сам едва их услышал.

Мальчики закивали.

— Хорошо! — вскричал жрец. — Да будет так! Но прежде чем стать послушниками нужно пройти испытание.

Он вытянул перед собой руку и раскрыл ладонь — на ней лежали три толстые трехгранные иглы, чуть длиннее его указательного пальца каждая.

Мальчики завороженно уставились на них.

— Возьмите! — приказал жрец.

Каждый взял нерешительно по игле.

— Вы знаете что делать, — жрец скрестил руки на груди и стал наблюдать.

Первым решился воин. «Как его фамилия? Терц» — вспомнил жрец. С ненавистью глядя на иглу, он зажал ее в кулаке правой руки и, широко замахнувшись, насадил на нее ладонь левой. Часто-часто дыша он поднял левую руку: игла прошла ладонь насквозь, вниз по ней сбежали несколько капель крови.

— Хорошо, Терц, — кивнул жрец, — ты станешь послушником.

Лекарь снял тонкую рубашку и, ежась от холода, смотал ее в плотный валик. Взяв его в рот и зажав плотно зубами, он положил левую руку на каменную плиту в том месте, где ее рассекала глубокая трещина, приставил иглу к тыльной стороне ладони и с усилием надавил. По щекам у него потекли слезы — сил его не хватало и игла шла медленно. Навалившись на нее всем телом он давил, пока она не провалилась вдруг внутрь почти вся, звякнув о камень острием. Молча он выставил перед собой руку с торчащей в ней иглой, вынул изо рта свернутую рубашку и утер ею лицо.

— Хорошо, Заск, — кивнул ему жрец, — ты тоже послушник.

Третий, Аларик, все медлил.

— Ты можешь отказаться, — сказал жрец и сам подивился вкрадчивости своего голоса.

Мальчик замотал головой.

— Сейчас, сейчас, — пробормотал он.

Зажмурившись, он ткнул иглой в руку, но острие скользнуло по кости, съехало и игла застряла в ладони, покосившись и не выйдя с другой стороны наружу. Мальчик уставился на нее, шумно дыша сквозь стиснутые зубы. Ухватив тупой конец, он потянул ее обратно, но пальцы соскальзывали по гладкой поверхности. Лихорадочно оглядевшись, мальчик саданул тылом кисти по стене и взвыл от боли. Игла накренилась еще больше. Постанывая, мальчишка баюкал раненую руку на груди.

Жрец нахмурился.

— Боюсь, — сказал он, — этого недостаточно.

Мальчик со страхом поглядел на него. Вид у него сделался отчаянный. Нагнувшись, он схватил правой рукой увесистый камень, прислонил левую к стене и с криком ударил по ней булыжником. «Я буду! Буду! Буду! Архитектором!» — с каждым словом он снова и снова бил по ней. Удары приходились по стене, по пальцам, по ладони и его крики становились все громче. Наконец один из ударов все же пришелся по игле и она прошла внутрь, косо торча в окровавленной ладони.

— Хорошо, — кивнул жрец, — Горк. Ты стал послушником.

Он обвел всех трех взглядом.

— Вы знаете, зачем вы сделали это? — спросил жрец у мальчиков, все еще державших на весу левые руки.

— Чтобы доказать свою храбрость, — ответил Терц.

— Чтобы показать, что мы можем жертвовать собой, — сказал Заск.

— Не знаю, — всхлипнул Горк.

Жрец покачал головой.

— Лишь когда лезвие пронзает нашу плоть, — произнес он тихо, — мы видим мир таким, каков он есть…

Дети не слушали его, они смотрели на свои руки, боясь их опустить.

-…исполненным боли, — прошептал жрец.

Он вздохнул, подумав «…и лишенным страха. Но до того ли им теперь», и пошел вглубь святилища, сказав громко:

— Следуйте за мной. Я отведу вас к источнику живой воды.

Дети шли за ним на почтительном расстоянии. Зазубренное лезвие меча, выходившее из его спины, выглядело еще внушительнее, чем рукоять, торчащая в центре груди.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

Техническое

Posted by akkalagara на 2007-07-25

Полдня возился с настройкой домашней беспроводной сети. Начать решил с самого простого варианта — открытой сети без всяких ключей и шифрований. После долгого сражения с непокорной техникой оказался победителем: беспроводная сеть заработала. Правда, только в предела одной комнаты. Теперь придется обзаводиться роутером.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

Новости

Posted by akkalagara на 2007-07-24

1. Похоже, отпуску в августе случиться не суждено. А если и суждено, то только в самом конце месяца с переходом на сентябрь, когда начнутся занятия в универе.

2. Приобрел компьютер. Остался без денег.

3. Помимо тестов и методички, которые я продолжаю писать, пишу еще заявку на грант. Без особой, впрочем, веры в успех.

4. Студенты продолжают звонить. Зачет у них скоро.

5. Бессмысленность происходящего угнетает.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

О жизни

Posted by akkalagara на 2007-07-23

Читаю Мервина Пика.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »

Прочитанное — Роулинг, Гарри Поттер-7

Posted by akkalagara на 2007-07-22

Итак, последняя книга осталась позади. Эпопея завершена. Роулинг, кажется, еще собиралась написать энциклопедия поттерианы, а, возможно, сподобится написать приквел, но эта история уже окончена. Финита ля комедия.

Большинство отзывов на последнюю книгу, которые мне довелось увидеть, — отзывы отрицательные. Связано это, как мне кажется, с тем, что книга не оправдала ожиданий читателей. Они ожидали одного, а получили совсем другое. Я не читал фанфиков, не фанатствовал от тех или иных персонажей, и меня, признаться, их смерть не трогает так, как трогает, видимо, многих других. Меня в «Гарри Поттере» гораздо больше занимает другое — красота истории.

И в этом отношении последняя книга меня несколько разочаровала — как и многих других.

На мой взгляд, есть несколько неписаных правил написания истории, претендующей на мало-мальскую правдоподобность. Главные их них — это:
1. Не использовать ультимативных артефактов
2. Не злоупотреблять мистическими и метафизическими сущностями
3. Не играть на руку героям, позволяя совершать им невозможное

В Harru Potter and Deathly Hallows Роулинг нарушает их все.

Помимо хранилищ души — хоркраксов — она вводит еще эти самые deathly hallows — три магических артефакта: плащ-невидимка, камень для воскрешения мертвых (точнее уж для вызова призраков) и не проигрывающая волшебная палочка. Двумя артефактами Поттер овладевает, но палочка достается Вольдеморту, и чтобы объяснить его поражение, Роулинг приходится вести маловразумительные и долгие объяснения о том как и почему палочка признает волшебника хозяином или нет, что случается, когда победитель забирает палочку побежденного и так далее.

Поттера всю книгу посещают видения, связанные с темным лордом. В рамках книжной логики она объяснимы, но в финале Роулинг помещает героя в некое метафизическое пространство между жизнью и смертью, где он ведет долгие беседы с почившим Дамблдором и в конце-концов возвращается назад — к жизни. Ко всему прочему авторша наделяет героя способностью безболезненно перенести смертельные заклинания Вольдеморта, дав по этому поводу опять же не слишком вразумительные объяснения.

Также на протяжении всей книги не покидает ощущение того, что троице главных персонажей включили god mode и отправили кратчайшим путем к финалу. Они совершают поступки, крайне маловероятные для своего возраста и уровня сил (в рамках книжной логики) и им неоправданно часто везет (визит в министерство, ограбление банка, побег из дома Малфоев).

И наконец, финал книги кажется мне не слишком естественным. Я считал и продолжаю считать, что при сложившемся раскладе Поттер должен был умереть.

Однако, как бы там ни было, история закончилась. С чем я вас и поздравляю.

Posted in Uncategorized | Leave a Comment »