Самое длинное путешествие

Записки интроверта

Знакомство

Posted by akkalagara на 2008-02-01

Лето выдалось засушливым, год – неурожайным. В августе заезжая саранча пожрала все вершки, а в сентябре недобитая ведьма сглазила оставшиеся корешки. Не успел наступить октябрь, как Мортимер разругался с водяным, и тот, обидевшись, забрал всю воду из колодца. В канун Самайна прохудилась крыша у парника, и весь праздник Мортимер провел, спасая от холодов мандрагоры. Спасти-то он их спас, но среди них не осталось, похоже, ни одной неохрипшей. Когда вместо тонкого, радующего слух, пения Мортимер слышал, как переругиваются они прокуренными грубыми голосами, кашляют и отхаркиваются, все у него внутри сжималось от тоски.

А с первым снегом пришла новая беда – на чердаке свили себе гнездо вампиры. Всем известно – от вампиров добра не жди. И хотя тех, рядом с кем живут, они обычно не трогают, косых взглядов от соседей не избежать. А уж если прознают селяне – и вовсе дом спалят.

Мортимеру же в соседи попались вампиры молодые, еще и сосны, наверное, не нюхавшие, а потому наглые и прожорливые. Ночами они топотали по чердаку, закатывали свои вампирские оргии, а днями копошились и постукивали, обустраивая, видимо, насесты на стропилах. Занятый мандрагорами, Мортимер, возможно, и оставил бы их до весны, но в ближайшее же полнолуние они перешли все возможные границы.

Той ночью Мортимер стоял у окна, глядя в глубокое звездное небо, и пытался найти в себе отзвуки той чудесной музыки, которую должна была бы порождать такая величественная картина. Всеобъемлющая тьма с редкими прорехами звезд и огромной зияющей дырой Луны всегда настраивала его на должный лад. Сейчас же мысли его непрестанно сбивались: то на простуженных мандрагор, то на прохиндея-водяного, то на вечно подозревающих дурное селян. И как раз в тот момент, когда ему почти удалось уже сосредоточиться и изгнать все сторонние образы из головы, прямо по окну, ловко перебирая рукам и ногами, пробежал вверх белый, как луна, вампир. Замерев на секунду перед опешившим Мортимером, вампир осклабился, подмигнул нахально и сноровисто вскарабкался выше – к чердачному окошку.

Этого спустить им с рук было уже нельзя. Выбрав самый внушительный из своих плащей (непроницаемо-черный сверху, почти прозрачный внизу и со змеящейся полуулыбкой посередине), Мортимер неторопливо поднялся по винтовой лесенке, ведущей на чердак. На самом верху он замер на мгновение перед дощатой дверью, раздумывая, не вышибить ли ее для пущего эффекта, но решил не портить имущество. Кончиком пальца он легонько толкнул дверь, и та с немелодичным долгим скрипом отворилась. Мортимер перешагнул порог и сухо произнес:

— Доброй ночи, дамы и господа.

Эффект это произвело действительно куда более сильный, чем даже десяток вышибленных дверей. Вампиры попадали с насестов (стропила испорчены – констатировал про себя Мортимер) и сбились в кучу.

Мортимер неспешно прошел в середину чердака, оглядел их презрительно и поинтересовался:

— Кто у вас тут главный?

Незваные гости завозились, и вытолкнули вперед бледную дамочку с ярко-красными губами. Дамочка от волнения принялась грызть ногти, но тут же опомнилась и спрятала руки за спину.

— И-извините, — смущенно пролепетала она, — зубки чешутся.

Мортимер прошелся взад-вперед, глядя на нее скептически, и холодно осведомился:

— Могу ли я узнать, на каком основании вы и ваши, — он повел полой плаща, — родственники вторглись в мою обитель?

Он хотел сказать «скромную обитель», но, глядя на уходящие ввысь колонны и сводчатые окна, подумал, что это было бы перебором.

Вампиры зашушукались, и сунули дамочке что-то в руки. Она встрепенулась и протянула Мортимеру свиток официального вида.

— А нас к вам направили! – радостно сообщила она, — На поселение!

— На поселение? – Мортимер выхватил у нее свиток и, щурясь и морщась, начал водить пальцем по мелким строчкам.

— Они там в Лондоне вообще ничего не понимают, — приподнял он голову от пергамента, — вы же тут не прокормитесь.

— Нам много не надо, — заверила вампирская дамочка и от волнения снова принялась грызть ногти.

— Много не надо, — повторил Мортимер, — да тут и малого-то скоро не будет. Год за годом неурожаи. Даже селяне начали паниковать, какую газету не возьми – везде демографический кризис.

— А мы осторожно, — сказала вампирша, — не до смерти.

Прочие за ее спиной закивали.

Мортимер пожал плечами и снова погрузился в чтение документа. Увы – все подписи и печати красовались на своих местах, адрес и имя не содержали не одной ошибки, и придраться было решительно не к чему.

— Ну что же, — сказал он миролюбиво, пряча пергамент в складках плаща, — в таком случае располагайтесь.

Вампиры приободрились, заулыбались, зашептались.

— Простите, — робко поинтересовалась их предводительница, — а вы здесь управляющим? Нам сказали, нас встретит хозяйка замка.

Мортимер свернул пергамент в трубку и сунул ее плащу (тот в один прием заглотил бумагу).

— Я, — сухо сказал он, — и есть хозяйка.

Крутанувшись на месте, он обернулся угрожающей красоты девой с призрачно-бледным лицом и гривой темных волос.

— Так лучше? – пропела дева прозрачным сопрано.

Вампиры отступили на шаг назад.

— А почему?.. — спросил кто-то посмелее.

Мортимер вернулся к привычному облику.

— Мужской баритон, — пояснил он, — всегда был для меня проблемой. Не говоря уже о басах. Надо тренироваться.

— Что же до этого, — он прошелся взглядом от пол плаща внизу до белоснежного воротничка, — то категория пола всегда была для баньши вторичной.

Вампиры озадаченно замолкли.

— Скоро светает, — заметил Мортимер, — Условия вашего здесь пребывания мы обсудим следующей ночью.

— Условия? – пискнула вампирская дамочка.

Мортимер развернул скользнувший в ладонь из рукава плаща свиток.

— Здесь сказано, что ваша колония в составе тринадцати вампиров, — он пересчитал их по головам, — временно направляется в замок Эскергейт под мое наблюдение и попечительство.

— Это значит, — Мортимер снова скормил свиток плащу, — что каждый месяц в Лондон будут уходить отчеты о вашем поведении.

— Так что обустраивайтесь, — он с сожалением оглядел стропила, — но никакой самодеятельности. И по окнам больше не шастать, — Мортимер безошибочно ткнул пальцем в давешнего нахала. Тот спрятался за спинами соседей.

— Вопросы?

Вампиры переглядывались и молчали.

— Отлично, — Мортимер повернулся и зашагал к двери.

— Кстати, — обернулся он, не дойдя до нее одного шага, — вы когда-нибудь ухаживали за больными мандрагорами?

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s