Самое длинное путешествие

Записки интроверта

Прикладная эсхатология (1)

Posted by akkalagara на 2008-03-07

Гоняя вилкой одинокую оливу по тарелке, клиент ворчал — достаточно тихо, чтобы не быть обвиненным в нарушении общественного порядка, и достаточно громко, чтобы быть услышанным:

— Жаркое переперчено, суп недосолен, вино вяжет. И это они называют ресторан? Телятина жесткая, сразу видно, что теленка не любили и не жалели. Не холили, не лелеяли, забили — и на стол. Разве ж так делают? Думают, если набухать перца, то и не разберешь, как с ним обращались.

Горестно кривя рот, он не унимался:

— То ли дело было в старые времена. Того же теленка как родного сына привечали. И ведь чувствуется, чувствуется на вкус-то. А картошка? Где это видано, чтобы теленка подавали с картошкой из другого города? Картошка должна быть местной, чтобы они с теленком друг друга знали, чтобы радовались снова встретиться на тарелке.

Последние слова он произнес уже на повышенных тонах, и официант, с покорным видом дежуривший у стойки, то и дело поглядывая украдкой на часы, вынужден был подойти и осведомиться, что именно не устраивает уважаемого гостя.

Гость поднял морщинистое, чуть обрюзгшее лицо и дотронулся до уголка рта салфеткой.

— От вашей кухни у меня начинается изжога, — жалобно сообщил гость, — она всегда начинается, если повара не любят своей работы. Ну или перед концом света.

— Уверяю вас, — почтительно произнес официант, — наши повара любят и знают свое дело.

Гость презрительно хмыкнул и, опустив голову, словно бы обращаясь к оливке, катающейся туда-сюда по белой глади, продолжил:

— Листья салата погрызены улитками. Улитками! Я не желаю делить салат, за который честно уплачено, с какими-то брюхоногими. И наконец, почему оливки зелены?!!

Официант молча внимал.

Гость же собрался было выдать очередную гневную тираду, как вдруг лицо его переменилось. Он судорожно стал хлопать по карманам, и извлек через несколько мгновений серебряные часы на цепочке.

— Какой, вы говорите, сегодня день? — рассеянно поинтересовался он у официанта, цепляя ногтем неподатливую крышку.

Официант молча указал на календарь, висевший напротив столика. Последняя дата была обведена жирной красной рамкой, после нее чисел больше не было.

— Ай-ай-ай, — господин за столиком заторопился, — беру свои слова обратно. Может, ваши повара не так и плохи. Сколько с меня?

Официант пожал плечами:

— Сегодня ужин за счет заведения. Желаете попробовать десерт?

Гость, однако, уже поднимался из-за стола.

— Благодарю, но я должен идти: не люблю, знаете ли, жесткого излучения.

И, уже закрывая дверь, крикнул:

— А оливки все равно были зелены!

После чего немедленно растворился в воздухе.

Официант проводил его взглядом, неторопливо прошел к стойке, налил полный бокал вина и вышел, попивая ароматный напиток, на крыльцо.

Ветер гнал по пустым улицам цветные листовки и обрывки серпантина. По небу бежали облака зловещего красного цвета. Солнце тянуло за ними длинные щупальца протуберанцев.

Сделав последний глоток, официант бережно опустил бокал на мостовую и исчез с тихим хлопком: жесткая радиация ему тоже была не по нраву.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: