Самое длинное путешествие

Записки интроверта

Archive for Август 2008

По мотивам Гауффа

Posted by akkalagara на 2008-08-29

— Мистер Мунк со спутницей, — в голосе портье слышалось лишь подобострастие, — ваш ключ.

«Время эвфемизмов», — подумал Питер, — «доброго бюргера называют мистером, электронную карту — ключом, а шлюху — спутницей. Чертова политкорректность».

Он пропустил девушку в лифт, и она благодарно улыбнулась, показав ровные жемчужные зубки.

Дверь люкса пискнула и отворилась. Питер обвел взглядом номер: свежие цветы у кровати, бутыль шампанского на столике. Хорошо быть богатым.

— Я в душ, — сказал он.

Растираясь жестким полотенцем, оглядел себя в зеркало: все еще подтянутый, мускулистый, ни следа операции. Всё, как обещали. Неловко приподняв уголки губ, он зафиксировал на лице улыбку и вышел в комнату.

— Теперь ты, Рина.

— Рита, — улыбнулась она, скользнув мимо него в ванную, — Рита.

Питер развалился на кровати, слушая как она плещется, и стер улыбку с лица.

«Что за время» — думал он, — «всем положено улыбаться. Проститутку — и ту не снять без улыбки».

Питер нащупал за спиной пульт и не глядя нажал кнопку.

— She Came in Through the Bathroom Window, — раздалось из динамиков за спиной.

«Ретрограды», — подумал Питер, но выключать не стал.

Девушка вышла только спустя еще пару песен.

«Худосочная, пожалуй» — решил Питер, — «и дёрганая какая-то».

Она вынула из сумочки пару стальных колец и показала Питеру.

— Знаешь, Тина, я вообще не увлекаюсь… — нахмурился он.

— Рита, — кротко улыбнулась она, защелкивая наручники сначала на одной его руке, затем на второй.

Защелкнула и отошла, отвернулась.

— Ну, и? — спросил Питер, чувствуя себя идиотом.

— Это ведь была неправда про руку и сердце там, в ресторане, — сказала она спокойно.

Питер вздохнул.

— Вы всегда врёте. Только это и умеете, — девушка неторопливо повернулась. Черты лица ее заострились, глаза запали, зажглись недобрым огнем.

— Рука и сердце, — продолжила она хрипло, — это слишком много. Обойдусь только сердцем.

Воздушной походкой подойдя к кровати, опустила руку в вазу с цветами и подняла оттуда длинный чуть искривленный нож, на лезвии которого Питер разглядел ряды каких-то знаков.

«Подготовилась, зараза» — подумал он. Страха не было, только холодило немного в груди.

Звякнул наручниками, проверяя на прочность. Не поддались.

Девица запрыгнула на кровать и уселась на него сверху. Зашевелила нижней челюстью, сплюнула на ладошку что-то бело-розовое. Протез.

Растянула губы в усмешке и Питер разглядел два, нет, три ряда зубов — узких, заостренных, похожих на иголки.

— Горячее, бьетсся, вкуссно, — прошипела она, занеся клинок высоко над головой.

«Вот чертовка», — только и успел подумать Питер.

Лезвие опустилось и с неприятным хрустом прошло от яремной ямки до пупа. Девица запустила тонкие пальцы Питеру под ребра и с неожиданной силой рванула в стороны.

Лицо ее изменилось. Огонь, горевший в глазах погас.

— Что.. Что это?

Дрожащей от напряжения рукой она подняла над развороченным телом тяжелый холодный ком. Постучала коготком: метвый, каменный звук.

Тело под ней зашевелилось, приподняло голову.

Девушка вскрикнула, уронила ком назад (кровать дрогнула), и соскочила на пол, прижавшись к стене.

— Мрамор, — сказал Питер с кислой миной оглядывая свою грудь, — кажется, каррарский.

— Рита, да? — перевел взгляд на девушку. Та кивнула.

— Может, отвяжешь, — Питер хмыкнул, — я тебя не укушу.

Минутой позже он сел на кровати, запахнул грудную клетку и натянул купальный халат, по которому тут же стало расплылываться уродливое багровое пятно. Потянулся было к портсигару, потом глянул еще раз на залитую кровью постель и махнул рукой.

— Но как? Как? — Рита, начавшая приходить в себя, указала на его грудь.

Питер лишь отмахнулся. Придерживая одной рукой тяжелеющие полы халата, он набрал на мобильнике номер.

— Голландец? — сказал он в трубку, — ты? Слушай, Михель, ты не поверишь…

Posted in stories | Отмечено: | Leave a Comment »

Доппель — размышления

Posted by akkalagara на 2008-08-27

В голове продолжают прокручиватся истории о доппельгангерах. Сразу появилось имя — Биберкопф (бобровая голова — нем.). Однако имя это показалось знакомым, и после некоторого размышления рядом с этим именем замаячило название — Александрплатц. Спросил, у знающих людей — и правда, Дёблин своего героя так и назвал. Самое забавное, что романа этого я не читал, слышал только упоминания о нем. Теперь, видимо, придется прочитать, после такого-то знака.

А Биберкопфу, если дело таки дойдет до истории, видимо, суждено превратиться в Бибертопфа (бобровый горшок — нем.). Впрочем, для него это перемена скорее положительная, поскольку из человека без рода и племени он станет захудалым дворянинчиком, с гербом, на котором двое бобров, опираясь на хвосты, придерживают передними лапами горшок, над которым вьется пар.

Так и вижу, как этот Бибертопф бредет по обочине, одетый в грязную до неузнаваемости военную форму, то и дело оглядывается, а завидев вдалеке конных, сходит с дороги и пережидает, пока они не проедут мимо — из опасения быть принятым за дезертира.

Posted in Uncategorized | Отмечено: | 2 комментария »

No fate

Posted by akkalagara на 2008-08-22

— Судьба несет человека, как бурный поток щепочку. И как вода в пути обтачивает щепочку, покрывает ее выбоинками, царапинками, щербинками, так и судьба оставляет свои метки на человеке, — агент говорил так проникновенно и убедительно, что Бирк воочию представил себе брошюру с текстом, испещренным ремарками — «доверительно улыбнуться», «заглянуть в глаза», «понизить голос».

— С давних времен люди пытались найти эти знаки, понять их, истолковать. Так появились хиромантия и астрология, гадание и экстрасенсорика, — эти слова агент произнес с чуть заметной иронией, отчего Бирк подумал, что сейчас тот неприменно перейдет к своему товару, ничего, конечно, не имеющего общего с перечисленным.

Агент, однако, ожиданий не оправдал:

— Вы, наверное, помните историю Вильмера III, который в надежде избежать судьбы отрубил себе кисть руки, после того, как гадалка предсказала ему скорую смерть…

Бирк покачал головой.

… — и умер от заражения крови, исполнив тем самым ее пророчество!

— Или князя Эггера, который делал перчатки из кожи своих врагов и носил их, меняя в зависимости от своих нужд?

Бирк снова качнул головой, подумав, что неизвестный ему князь тоже, наверное, кончил не слишком хорошо.

— Именно тогда, в средние века, были заложены основные принципы коррекции того строго персонализированного набора детерминационных характеристик, который в обыденной жизни принято называть судьбой.

— Мы знаем теперь, — продолжал агент, — что нет смысла менять явные и сокрытые имена, пытаться переиначить ход линий на руке или рисунок радужки. Чуть лучшие результаты может дать заранее спланированное зачатие, сопровождение беременности и родов. Проблема в том, что все эти характеристики — вторичны. Оттого, что вы обточите щепочку, несомую потоком, в форме линкора или крейсера, она не станет кораблем, хотя, может, и продержится на плаву чуть дольше.

Агент располагающе улыбнулся, словно извиняясь за сравнение клиента с щепочкой, но Бирка все это скорее забавило.

— И вы… — произнес он, желая поторопить агента.

— И мы, — подхватил тот, — предлагаем совершенно новый метод. Надежный, точный, эффективный.

— Только чуточку незаконный, — вставил Бирк.

— Исключительно в силу его эффективности! Если бы каждый мог менять судьбу, как ему заблагорассудится, что бы это был за мир? Хаос!

Бирк хмыкнул:

— Может и так. Но я слышал, что дело не только в этом. Говорят, что вы не меняете судьбу, а воруете.

— Судьбу, — гордо выпрямился агент, — невозможно украсть или скопировать. Это не собственность и не копирайт.

— А что же вы тогда делаете?

— Вспомните аналогию с рекой и щепочками, — вкрадчиво заговорил агент, — Разве может одна щепочка украсть у другой реку? Разве можно ее скопировать? Нет. Все что мы делаем — это даем нашей щепочке пинка — точно рассчитанного и строго выверенного. И наша щепочка взлетает на мгновение над потоком, — он показал руками, как она взлетает, — и опускается затем, заняв более выгодное положение.

— На чьем-то другом месте, — утвердительно сказал Бирк.

— Ну да. Две щепочки меняются местами. Одна скоро потонет или разобьется о камни, другая продолжит свой путь. Это баланс, равновесие, закон мироздания. Нельзя взять, ничего не отдав. Но можно сделать так, чтобы отдал кто-то другой.

— А кто это будет? В моем случае?

— Неизвестно. Любой из ныне живущих людей. Вероятность того, что это будет кто-то, кого вы знаете, — один к нескольким миллиардам.

Бирк пожевал губу.

— А гарантии?

Агент пожал плечами.

— У вас есть заключение предсказателя? Если предсказанное сбывается в означенный срок плюс две недели, мы возвращаем деньги — вам или вашим наследникам. Договор, незримые печати, астральный арбитраж — все как положено.

— А как же этическая полиция?

— Все оформлено как договор страхования. Мы вас страхуем, вы нам платите половину, предсказание сбывается — возвращаем деньги и неустойку, не сбывается — платите вторую половину.

— Разумно… Разумно… — Бирк нацепил на нос очки, — Можно взглянуть на ваш договор?

Пока он листал увесистую стопку документов, агент поглядывал на него со все возрастающим интересом и наконец не выдержал:

— Скажите, а почему вы к нам обратились? Я не вижу на вас сглаза или проклятия, не чувствую темных меток или флюидов — вообще ничего. Что вам такого напророчили? Смерть? Болезнь? Увечье?

Бирк буркнул, не отрываясь от чтения:

— Не то, чтобы напророчили… Но как-то это все неожиданно…

Он толкнул по столу заключение предсказателя. Агент ловко поймал его и с жадностью раскрыл.

— Что?.. — спросил он недоверчиво, — Налоги?.. И ради этого вы?…

— Молодой человек, — Бирк приподнял на мгновение голову и поправил очки, — настанет время, и вы поймете: есть вещи хуже смерти. Гораздо хуже.

Posted in stories | Отмечено: | 5 комментариев »

Кинематографическое — Tropic Thunder

Posted by akkalagara на 2008-08-18

Посмотрел Tropic Thunder («Солдаты неудачи» в нашем прокате).

Кино совершенно неполиткорректное, я уже давно не слышал такого количества ругани с экрана (впрочем, надо отдать должное создателям и переводчикам — ругани довольно изобретательной). Фильм изобилует разнообразными отсылками как к столпам кинематографа, так и к фильмографии отдельных актеров: незнание определенных нюансов лишает некоторые шутки их комической стороны.

Актеры лицедействуют весьма умело. Дауни-младший в обличье негра — это отдельный прикол. Порадовала эпизодическая роль Ника Нолте. Тома же Круза, к слову сказать, я вычислил только во второй половине фильма и только методом исключения.

Сюжет — в меру реалистически-сюрреалистический для подобного жанра. Рассуждения о политике в кинематографе при всей их утрированности, напротив, выглядят весьма здраво. В сцене, посвященной самоидентификации персонажей («О! Внутренние чуваки полезли!») вообще повеяло какими-то пелевинскими мотивами.

В целом зрелище достаточно специфическое, хотя и забавное — в этом ему не откажешь.

Posted in Uncategorized | Отмечено: | 8 комментариев »

Казус

Posted by akkalagara на 2008-08-14

— Вы знаете, доктор, я никогда не доверял аналитикам, — Норман заворочался на кушетке, — ни политическим, ни финансовым, ни психо. Особенно психо.

Он замолчал ненадолго, будто ожидая подтверждения своим мыслям от врача, но тот не ответил.

— Вы ведь не слушаете, что вам говорят. А если слушаете, то в душе потешаетесь над клиентом. Обсуждаете потом с коллегами, рассказываете студентам, знакомым, жене.

Норман снова умолк. Тишина в кабинете прерывалась лишь поскрипыванием кушетки.

— Пациент для вас — забавный эпизод. Анекдот. Казус.

Норман сел, опустив на пол ноги в тяжелых солдатских ботинках.

— Но меня, доктор, вы выслушаете со всей серьезностью, не так ли?

Он повернулся к аналитику.

Привязанный к креслу, тот кивал, сморщив лоб, и всем своим видом пытался показать, что относится к Норману более чем серьезно.

— Вот и хорошо, — Норман перегнулся через стол и заботливо подклеил отставший уголок липкой ленты у угла его рта.

— О том, чтобы о нашей встрече вы молчали, я тоже позабочусь.

В руках его появился маленький пистолет.

— Я не казус, доктор, — сказал Норман тихо, — вовсе нет.

Posted in stories | Отмечено: | Leave a Comment »

Кинематографическое — Dark Knight

Posted by akkalagara на 2008-08-08

Джокер Леджера — ожившая личина хаоса, Локи во плоти, мрачнейший трикстер, окруженный броней безумия. Прочие персонажи на его фоне явственно бледнеют, хотя сами по себе обладают немалой харизмой. Смотреть фильм стоит хотя бы из-за него одного.

Если сравнивать с первым фильмом Нолана о Бэтмене, «Темный рыцарь» стал куда динамичнее, напряженнее и мрачнее. С первых же минут фильма, демонстрирующих ограбление банка, и до последних кадров действие раскручивается, как туго свернутая пружина, не давая напряжению ослабнуть. Интриги становятся все более изощренными, последствия поступков персонажей — все менее контролируемыми.

Все, что пишут о «Темном рыцаре» — правда. Это действительно главная премьера года, это и в самом деле новая высота для экранизаций комиксов. Теперь остается ждать третьей части от Нолана и Watchmen Снайдера.

Posted in Uncategorized | Отмечено: | 6 комментариев »

Откуда у вас такие картинки? — (1)

Posted by akkalagara на 2008-08-07

— Единица похожа на готовящуюся стартовать ракету. Когда она стоит, окруженная скобками, как это любят делать в почтовых программах, кажется, что скобки — это опоры, которых разойдутся в стороны, когда она поднимется вверх, в ночное небо, окруженная облаками пламени и дыма. А вам она что напоминает, доктор?

Психолог неопределенно хмыкнул , подумав, что единица в окружении скобок если уж на что и похожа, то только на задницу. Сделав пару пометок в карте, он показал собеседнику двойку:

— Хорошо. А что вы думаете об этом?

Posted in stories | Отмечено: | Leave a Comment »

Часы судного дня

Posted by akkalagara на 2008-08-04

О «часах судного дня», кстати, лучше всего написал Лем в своей культовой работе «Системы оружия XXI века или эволюция вверх ногами»:

Вскоре после атомного уничтожения Хиросимы и Нагасаки американские учёные основали ежемесячник «BULLETIN OF THE ATOMIC SCIENTIST» (Бюллетень ученых-атомщиков) и на его обложке поместили изображение часов, стрелки которых показывали без десяти двенадцать. Шесть лет спустя после первых успешных испытаний водородной бомбы они перевели стрелку на пять минут вперёд, а когда и Советский Союз стал обладателем термоядерного оружия, минутная стрелка приблизилась к двенадцати ещё на три минуты. Её следующее передвижение должно было означать гибель цивилизации в соответствии с провозглашённой «Бюллетенем» доктриной: «ONE WORLD OR NONE»(Один мир или никакого — англ.). Считалось, что мир или объединится и уцелеет, либо неизбежно погибнет.

Posted in Uncategorized | Отмечено: , | Leave a Comment »

Watchmen

Posted by akkalagara на 2008-08-04

Структурно книга состоит из двенадцати выпусков (или глав), каждая из которых, за исключением последней, делится на две части. Первая часть главы — собственно комикс, вторая — дополнительные материалы, в которых могут встречаться картинки, но преобладает текст. В качестве дополнительных материалов фигурируют выдержки из мемуаров одного из второстепенных персонажей, брошюра о феномене доктора Манхэттена, газетные вырезки, полицейские протоколы и так далее. В целом эти дополнительные материалы, как правило, не несут сюжетной нагрузки, но значительно расширяют и углубляют мир книги, а их изучение способствует пониманию происходящего и добавляет атмосферы. Завершается каждая глава изображением часов, стрелки на которых приближаются к 12 часам, и в последней главе сливаются.

Сам комикс нарисован в довольно реалистической манере, иногда даже излишне, на мой взгляд, натуралистической (если кому-то из персонажей разбили лицо в кровь, то окровавленная физиономия нарисована со всем тщанием).Очень большое значение имеют мелкие детали: заголовок газеты, лежащей на столе вверх ногами, недорисованное граффити на стене дома, название книги в руках персонажа, изображение на экране телевизора. При этом даже при прочтении возникает ощущение кинематографичности: несуществующая камера приближается или отодвигается, берет крупные планы, выхватывает удачные ракурсы.

Само повествование построено нелинейно: в центре действия оказывается то один персонаж, то другой, периодически они начинают вспоминать былое, после чего действие снова возвращается «в настоящее». Кроме того, важной частью книги является «комикс в комиксе» — история о пиратах, которая, хотя и не имеет непосредственного отношения к центральной линии сюжета, также играет важную роль в мире книги.

Действие книги происходит в 1985 году в США. Наступает разгар холодной войны, всерьез обсуждаются перспективы использования ядерного оружия, и «часы судного дня», фигурирующие в конце каждой главы, выглядят очень зловещей аллегорией. Фабула начинает раскручиваться с места в карьер: обследующие место преступления детективы (жертву выбросили из окна высотного дома) обнаруживают в шкафу убитого яркий костюм и понимают, что он был одним из «героев», известным как Комедиант. На земле человек в белой маске с темными пятнами на ней (Роршах) подбирает из лужи крови желтый значок с улыбающейся рожицей и начинает свое расследование.

В многочисленных флешбэках и нескольких текстовых вставках объясняется, как же получилось, что «герои» в красочных костюмах стали частью обыденной реальности: в 30-х годах, когда на свет появились первые комиксы о супергероях, борющихся со злом, эта идея оказала такое впечатление на некоторых… фриков, что они сами стали обряжаться в костюмы и патрулировать улицы, чтобы бороться с преступностью. Это явление не стало массовым, однако получило определенное растрастранение вплоть до того момента, пока не был выпущен законодательный акт (акт Кина — по имени предложившего его сенатора), обявивший подобную практику вне закона.

Помимо обычных «героев», не обладающих сверхчеловеческими способностями, в книге есть один персонаж — доктор Остерманн (или «доктор Манхэттен»), который, не имея желания становиться супергероем, волею случая, тем не менее, вынужден был им стать. После несчастного случая во время физического эксперимента он становится если не всемогущ, то довольно к этому близок: ему доступны телекинез, телепортация, а также, помимо всего прочего, восприятие различных отрезков временной шкалы одновременно. Тем не менее, обретя новые возможности, Остерманн продолжает оставаться снедаем вполне человеческими страстями и рефлексией.

Другие персонажи, впрочем, снедаемы страстями еще более: неврозы и детские комплексы, сексуальные проблемы и перверсии, фобии и их компенсации наличествуют в книге в полной мере.

Формально действие разворачивается как детектив, однако на фоне всех сюжетных перепетий поднимаются довольно неоднозначные вопросы: про добро с кулаками, про омлет, который можно попытаться приготовить, не разбив яиц, про то, можно ли, борясь со злом, не замарать рук и так далее. Заканчивается все не слишком предсказуемо и довольно пессимистично.

Если говорить о предстоящей экранизации, то кадры трейлера выглядят ожившими картинками комикса — подлакированными и приукрашенными. Просматривая трейлер, можно сказать — это глава такая-то, это сцена такая-то, а это такая-то. Основная проблема экранизации, вероятно, будет состоять в том, что комикс перенасыщен событиями. Он охватывает промежуток времени в полвека, в нем фигурирует около двух десятков персонажей (каждый со своей историей и своими проблемами), и вместить все это в один фильм кажется задачей практически невыполнимой. Так или иначе, чуть меньше чем через год станет ясно, удалось ли Снайдеру справиться с этой задачей.

В целом, Watchmen не произвели на меня такого уж эпохального впечатления. Но это очень качественно сделанная и продуманная, хорошо написанная и нарисованная книга, которую можно считать своего рода социокультурным феноменом. Прочитав ее многое становится понятнее в современной развлекательной культуре. Можно провести интересные параллели между Гордоном Фрименом и доктором Остерманном, Ягами Лайтом и Роршахом, лучше понять те процессы, которые движут сейчас экранизации комиксов в сторону все большей реалистичности.

Posted in Uncategorized | Отмечено: | Leave a Comment »

Швейк

Posted by akkalagara на 2008-08-03

«Приключения бравого солдата Швейка» в детстве (я прочел его лет двенадцати) казались мне очень потешной книгой. Сейчас она кажется мне более грустной, чем смешной.

Posted in Uncategorized | Отмечено: | Leave a Comment »