Самое длинное путешествие

Записки интроверта

Гномы герра Д.

Posted by akkalagara на 2008-10-27

Обедая на днях у старого своего друга, герра Д., я не мог не воздать должного мастерству его кухарки: восхитительный салат, приправленный кислым соусом, предшествовал острому томатному супу — ароматному и такому густому, что ложка стояла в нем торчком, за ним же следовало жаркое. Мягкое, сочное, оно обильно было приправлено кореньями и травами, сообщавшими мясу чудесный, неповторимый вкус.

 
В ответ на мои похвалы, герр Д. лишь лукаво усмехнулся, и пообещал по завершении трапезы поведать историю этого необыкновенного блюда, каковая, по его мнению, неприменно должна была меня заинтересовать. Будучи и в самом деле большим охотником до разного рода историй, я оказался весьма заинтригован его словами и не без труда дождался десерта (охлажденный ванильный крем, политый горячей карамелью — воистину, на таких контрастах и зиждется будущее кулинарии) и последовавшей за ним неизменной сигары.

За сигарами-то герр Д. и поведал мне эту историю.

— Возвращаясь домой с несостоявшихся крестин моего племянника, — начал он свой рассказ, — я размышлял об устройстве своего сада. Достался он мне в наследство от тетушки, которая проводила в нем почти все свободное время и поддерживала его в состоянии близком к совершенному, однако после ее кончины сад зарос сорной травой, часть кустов разрослась сверх всякой меры, другие же, напротив, — увяли и пожухли. Не разбираясь, по правде говоря, в искусстве садоводства, я подумывал о том, чтобы нанять человека сведущего и мыслящего современно, не в пример моей бедной тетушке, разведшей вокруг дома такие джунгли, что порой оторопь пробирала. Новому садовнику я перво-наперво вменил бы в обязанности выкосить все кусты и травы, полностью скрывшие из вида крыльцо и подбирающиеся уже и к окнам. Я не противник изящного вида цветов и трав, но не раз, возвращаясь домой после визита к другу, я не мог найти среди этих буйных зарослей дорожки к собственному порогу, а это уже совсем никуда не годится.

Здесь герр Д. затянулся, велел горничной нести глинтвейн, и продолжил рассказ.

— Итак, первым делом я уничтожил бы эту чрезмерную растительность, а на оголившейся почве велел бы посеять какую-нибудь травку из тех, чторадуют взор своей зеленью, не препятствуя при этом обзору. В траве же, возможно, я поместил бы каких-нибудь глиняных уродцев, из тех, что вошли нынче в моду — лягушки размером с курицу, ангелочки или садовые гномы.

— Помилуйте, герр Д., — вскричал я в недоумении, — но какое отношение садовые гномы могут иметь к тому замечательному жаркому, которым вы меня угостили?

— Непосредственное, — улыбнулся герр Д. и стряхнул пепел с сигары, — самое непосредственное.

Горничная подала глинтвейн, и, воздав ему должное, герр Д. возобновил свое повествование.

— Как раз в это время мне случилось проходить по Марктштрассе, и двигаясь меж многочисленных прилавков и лотков, краем взгляда я заметил вывеску, гласившую «Садовые принадлежности, бонсаи и гномы». Решив разузнать, во что может мне встать украшение будущего сада, я зашел внутрь.

Обстановка этой лавки полностью соответствовала названию: все кругом было в ней уставлено разнообразными устройствами и приспособлениями, предназначенными для поддержания порядка в саду, из которых с уверенностью опознать мне удалось лишь лопату да ножницы. Предназначение многих других так и осталось для меня загадкой. Среди этих причудливого вида механизмов попадались аляповато раскрашенные уродцы в длинных, свисающих до колен колпаках, и миниатюрные кривые деревца, растущие в горшках наподобие петунии или китайской розы, — очевидно, те самые бонсаи, указанные на вывеске.

Подойдя к продавцу, скучавшему в одиночестве за прилавком (надо сказать, что я оказался единственным покупателем), я поинтересовался, нет ли у него в продаже других гномов, помимо выставленных на полках. Как раз в тот момент какая-то мелкая мушка, из числа тех, что так любят виться возле растений, залетела мне в правый глаз, и я несколько раз им моргнул.

Продавец, услужливо склонившись, поинтересовался, каких именно гномов я желал бы приобрести.

«Других» — произнес я с нажимом, отчаянно моргая, чтобы избавиться от проклятой мошки.

Торговец еще раз поклонился, исчез под прилавком, и через минуту подрузил на него клетку, похожую на те, в которых держат обычно домашнюю птицу или кроликов. В этой же клетке, мой друг, — я не поверил своим глазам, когда увидел, — стоял, держась пальцами за прутья, настоящий гном. Небольшой, едва ли от локтя мне до запястия, если растянуть его в длину, но весьма плотный, и я бы даже сказал, упитанный, он переводил мрачный взгляд с продавца на меня и обратно, жевал свою длинную бороду, и крутил в руках колпак — в точности такой же, как у глиняных уродцев на витрине.

С превеликим трудом мне удалось скрыть изумление, когда продавец почтительно спросил, устроит ли меня этот экземпляр. Поняв, что мое подмигивание и измененный под влиянием раздражения голос были приняты торговцем за некий знак, я сделал вид, что нисколько не удивлен, и попросил повернуть клетку, чтобы осмотреть гнома со всех сторон. Более мого, меня достало даже на то, чтобы заявить, что этот гном худосочен и тощ, и попросить торговца вынести другого. Этим, полагаю, я снискал некоторое его уважение — оно читалось во взгляде, которым он наградил меня, когда уносил клетку с первым гномом.

— Постойте! — воскликнул я, — Не хотите ли вы сказать, что то жаркое, которым мы наслаждались недавно, приготовлено из того несчастного гнома?!.

— Не из того, — снисходительно улыбнулся герр Д., — того я съел уже около трех месяцев назад.

— А что мне оставлось с ним делать? — спросил он, поймав мой исполненный ужаса взгляд, — я купил его за немалую сумму, находясь под впечатлением от открывшейся мне тайны, принес со всеми предосторожностями домой и долго раздумывал, как с ним поступить.

— Мне приходилось слышать легенды о том, что пленный гном или карлик может одарить своего освободителя подземными сокровищами, однако мой гном глядел на меня так угрюмо и злобно, что я попросту остерегался выпустить его на свободу. Кто знает, не привел ли бы он в этом случае своих сородичей, чтобы отомстить за тяготы своего пленения? Да и денег, уплаченных за его покупку, мне было жаль. Кроме того, даже вздумай я потребовать с него выкуп, нам вряд ли удалось бы договориться — купленный мною гном разговаривал на каком-то неизвестном мне наречии.

Я поставил клетку с ним в подвале, и , сказать по правде, надеялся, что проблема исчезнет сама собой, если я не буду его кормить и поить. Однако все закончилось быстрее и счастливее, чем я предполагал.

Дело в том, что кухарка моя, при всех ее достоинствах, женщина близорукая и подслеповатая. Постучавшись ко мне на следующее утро, она спросила, каким образом я хотел бы видеть приготовленным того кролика, клетка с которым стоит в подвале. Возблагодарив судьбу за стечение обстоятельств, я ответил, что рагу из него было бы отличным дополнением к супу из бычьих хвостов, который она обыкновенно готовила по вторникам.

— И вы без зазрения совести съели этого несчастного, — спросил я не без дрожи.

— Ну, — пожал плечами герр Д., — признаться, сначала мне было немного не по себе. Однако, распробовав рагу, я счел, что этот гном не так и дорого мне обошелся. Такого утонченного вкуса, тающего во рту мяса, сытного и одновременно нежного, мне не приходилось пробовать еще ни разу.

— И с тех пор вы?..

— С тех пор я каждую неделю покупаю в той лавке на Шлоссенштрассе нового гнома, а моя кухарка не устает с ними экспериментировать. Продавец даже дал мне скидку, как постоянному покупателю, хотя они все еще обходятся мне дороже, чем хотелось бы. Но согласитесь, мой друг, натертый шафраном этот гном был совсем недурен?

Подумав, я вынужден был согласиться.

Обсуждая преимущества индийских специй перед китайскими, мы допили глинтвейн, и тепло распрощались. Выйдя из дома герра Д., так и не успевшего осуществить своих планов по перепланировке сада, я не мог не признать го правоты и в другом — действительно, найти в зарослях дорожку, ведущую от дома, после выпитого глинтвейна оказалось делом затруднительным.

История, расказанная герром Д., имела продолжение — к сожалению, весьма печальное. Не прошло и недели с моего к нему визита, как я узнал о гибели моего друга — при обстоятельствах, как говорили, странных и загадочных. Не питая склонности к смакованию кровавых подробностей, упомяну лишь, что кухарку, обнаружившую голову герра Д. в кастрюле с луковым супом, а пальцы — в сковороде со свиной поджаркой, хватил удар. Следствие по его делу, насколько мне известно, было со временем за недостатком улик закрыто, однако сопоставив данные об участи, его постигшей, с пожаром, имевшим место в лавке садовых приналежностей на Марктштрассе, не сомневаюсь — гномы все же нашли моего бедного друга.

 

 

Реклама

комментария 2 to “Гномы герра Д.”

  1. naki79 said

    Ужас какой… Бедный, бедный гном… Он мог бы в саду работать, зачем же его сразу есть?
    А ты многих Gartenzwerg´ов видел? Есть общества их освобождения — их крадут и в лесу «отпускают».

  2. akkalagara said

    Хорошая идея — про освободителей гномов. Просто-таки очень хорошая.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: