Самое длинное путешествие

Записки интроверта

Archive for Сентябрь 2010

Краткие Вести о Скитаниях в Северных Водах

Posted by akkalagara на 2010-09-30

Про книгу я слышал и до этого, но сейчас, увидев ссылки на нее в «Беседах о русской культуре» Лотмана, решил познакомиться с нею ближе, и нашел скан книги со всеми рисунками у sciuro.

Так вот, коллеги, «Краткие Вести о Скитаниях в Северных Водах» — это совершенно потрясающая книжка. Эмоции она сначала вызывает приблизительно такие: Ы-Ы-Ы. А потом, когда вчитаешься: ы-ы-ы-ы-ы-ы.

У текста своя особенная стилистика, уже с первых строк проникаешься колоритом: «Дело было в двенадцатую луну 2-го года Тэммэй, в год тигра, старшего брата воды. В 3-й день этой луны в начале часа змеи из бухты Сироко вышел в море корабль «Синсю-мару», принадлежавший Хикобэю, крестьянину села Сироко во  владениях /князя/ Камэяма в провинции Исэ«. Благодаря этому стилю действительно возникает время от времени ощущение, что имеешь дело с литературной мистификацией, вроде «Песен западных славян», хотя и другого совсем рода, однако многочисленные комментарии, ссылки на другие источники и солидная библиография убеждают в обратном.

Первые две главы — это чистый Жюль Верн, только в 18 веке: сначала про то, как этих бедных японцев мотало 7 месяцев на корабле (семь месяцев в море! это ж с ума сойти!), затем об их приключениях на дальнем Востоке, в Сибири, путешествии в Петербург и Москву и, наконец, возвращении на родину. Читается все это очень легко, практически взахлёб, героям сопереживаешь, и по мере прочтения, как-то даже начинаешь смотреть на «этих русских» с их точки зрения.

Потом идут главы, посвященные географии, этнографии, флоре и фауне, обычаям, учреждениям России того времени —  и все это с точки зрения японцев, для которых многие вещи были в новинку, другие казались странными или противоестественными. В результате эти главы выглядят мемуарами совершеннейших инопланетян, которые изо всех сил стараются записать свои впечатления во всех деталях, максимально полно и точно, но из-за фатального незнания реалий то и дело ошибаются. Местами производит эффект довольно комический (хотя, понятно, авторы к такому не стремились). Свою роль играют и культурные различия:

«Вечером в день прибытия /нашим морякам/ дали вяленой рыбы по названию «чавыча» и в оловянной чашке какую-то белую жидкость с плодами т а р а в а ( т а р а в а — название какой-то травы, что это такое, неизвестно), к этому подали что-то похожее на к у м а д э, ножи и большие ложки. К у м а д э употребляются вместо палочек для еды . Перечисленные три предмета — это приборы, которыми повседневно пользуются во время еды жители той страны (см. рисунок). На следующее утро подали лепешки из м у г и и такую же жидкость, как упомянутая выше, в налитых доверху сосудах из коры вишни. Эта жидкость очень вкусная, и она была гуще, чем накануне вечером. Однако, что это такое, /наши моряки/ не знали и думали, что, вероятно, /она/ приготовлена из корней сараны, как и прежде. Старуха в том доме /ежедневно/ утром и вечером уходила куда-то с небольшой бадейкой и через некоторое время возвращалась. Исокити показалось странным, что так неизменно повторяется каждый день, и /однажды/, пойдя за ней следом, он заметил, как она вошла в сарай для коров рядом с домом. Заглянув в щелку, он увидел, что там стоят желтая и черная коровы. Старуха присела под брюхо одной из них и стала доить молоко в свою бадейку. Надоив от одной коровы около одного сё и четырех-пяти го молока, она вернулась /домой/. И тут он понял, что это и есть та самая белая жидкость. Называется она м о р о к о . А более густая — это то же молоко, но несколько раз проваренное, называется оно в а р е н о й м о р о к о . Убедившись в этом, Исокити подумал: «Какая мерзость» и рассказал об этом всем остальным. И с тех пор моряки перестали есть кушанья из этой жидкости. От местного начальника им присылали для угощения муку, вяленую рыбу, говядину и т . д., но говядину они всегда отсылали обратно, говоря, что говядины не едят «.

При этом рассказывают японцы обо всем рассудительно, и даже описывают логику своих мыслей: «Прошло уже больше полгода, как они попали на этот остров, а языка все еще не понимали. Иногда русские смотря на одежду и вещи потерпевших кораблекрушение, говорили: » Это т ёва»  и хотя эти слова застряли у них в ушах, было непонятно, что они означают: то ли «мне хочется получить это», то ли «это плохое» или «хорошее», или же они насмехались, говоря, что ‘»это грязное». И вот однажды Исокити решил, что каков бы ни был смысл этих слов, станет понятно, если мы сами попробуем применить их. И, показав на котел, как раз в это время находившийся рядом, сказал: «Это тёва», — ему ответили: «Котёу» . И тут стало понятно, что эти слова означают вопрос: «Это что такое?». И с тех пор они стали записывать все, что слышали, постепенно запоминать слова и начали немного говорить «. О каких-то вещах они пишут с чужих слов, другие видели только мельком, но, как правило, в таких случаях специально оговариваются, чтобы не исказить информацию. И все же картина мира, которая складывается по мере чтения «Кратких Вестей…», выглядит причудливой и очень непохожей на ту, к которой мы привыкли:

«Самоеды. Это с а м о и д е и . В «Географии» говорится, что их земли — на побережье Ледовитого океана. Местность эта лежит за Северным полярным кругом, между реками Енисеем и Леной, и поэтому там жестокий холод. Люди там совсем необычные: очень низкого роста и такие отвратительные на вид, что сказать невозможно; лица /у них/ желтовато-коричневого цвета, глаза узкие, щеки надутые, как будто /они/ набрали воздуха в рот. Летом /у них/ одежда из рыбьей кожи, зимой одеваются в шкуры зверей, которые они целиком обертывают вокруг тела. Женщины поступают также. Живут в земляных ямах. Бьют острогой тюленей. Обычная пища — сушеная рыба и мясо зверя. Вероятно, это и есть страна лилипутов«.

Почти как у Островского в «Грозе»: «Говорят, такие страны есть, милая девушка, где и царей-то нет православных,  а салтаны землей правят. В  одной земле сидит на троне салтан Махнут турецкий,  а  в другой — салтан Махнут персидский; и суд творят они, милая девушка, надо всеми людьми, и, что ни судят они, все неправильно. И не могут  они,  милая, ни  одного дела рассудить  праведно,  такой уж им предел положен. У нас закон праведный, а у  них, милая, неправедный; что по  нашему закону  так выходит,  а  по-ихнему все напротив. И все судьи у них, в ихних странах, тоже  все неправедные; так им, милая  девушка, и в  просьбах пишут:
«Суди меня, судья неправедный!». А то есть еще земля, где все люди с песьими головами
«.

Или, например, этот рассказ японцев про огромную змею, жившую в Петергофе:

«К югу от понтонного моста установлена большая глыба камня /высотой/ в три с лишним сажени, окруженная каменной оградой, а на камне высится статуя мудрого царя-восстановителя Петра верхом на коне. Под копытами у коня — изваяние растоптанной большой змеи. Говорят, что, когда начал строиться Петербург, в месте под названием Петергоф жила ядовитая змея, которая наносила вред людям. /Если/ кто шел туда, обратно не возвращался. Услышав об этом, Петр вскочил на коня и отправился туда. /При виде его/ большая змея сжалась от страха и не могла двинуться, /а Петр/ направил на нее коня и растоптал насмерть. То место, /где жила змея/, превратили в сад. Многие из соседних народов, услышав о божественном могуществе Петра, стали один за другим изъявлять ему свою покорность«.

В разных главах эта история повторяется несколько раз с небольшими вариациями, и под конец начинаешь сомневаться — а может, и правда жила там ядовитая змея, которая наносила вред людям?

Весь интерес книги заключён в том, что в своем стремлении охватить все стороны тогдашней российской жизни японцы описывают ряд вещей, которые не встречаются практически в художественной литературе того времени (не могу ничего сказать по поводу специальной исторической литературы, но мне не встречались книги, посвященные исключительно бытоописанию — те что есть, по большей части позднейшие исторические труды, а современники о таком обычно не пишут). Кроме того, к тексту прилагаются рисунки, позволяющие уточнить какие-то сомнительные моменты. Так, японцы описывают, например, устройство туалетов, впечатления о посещении публичного дома, тюрем. Иногда автор приводит сравнения с известными ему фактами, что-то обобщает:

«…на питание арестантам отпускается по 1 медной копейке в день. Этих денег, конечно, не хватает на еду, поэтому /заключенных/ выводят собирать милостыню. При этом /их/ сковывают попарно колодками — по одной ноге у каждого, и /их/ сопровождает один солдат. Стоя у ворот, /арестанты/ просят у прохожих милостыню, говоря: » М и й р о с у т э , б а т и с й к а , м а т и с й к а » . М и й р о с у т э значит: » Подайте милостыню ! » , б а т и с й к а /значит/ «батюшка», м а т и с й к а /значит/ «матушка», то есть: «Подайте милостыню, батюшка, матушка! «. (В Китае х у а ц з ы /нищие/ называют прохожих, подающих /им/ милостыню, отцом и матерью. У нас нищие, обращаясь к прохожим, называют /всех их/ о т ё д з я /отец, старшой/. Очевидно, во всех странах просящие о сочувствии прибегают к
одинаковым словам)
«.

При этом описания их часто эмоциональны, и, хотя могут выглядеть немного наивно, доносят наполнявшие рассказчика чувства:

«С этого дня в течение /оставшихся/ семи дней года происходят различные развлечения по случаю встречи Нового года, это называется н о в о й г о д о б у р а д з и н ко /новогодний праздник/. Во время праздников катаются по льду реки Невы, надев на ноги деревянную обувь, к нижней части которой приделываются железные полоски с загибом в форме полумесяца. Наступая на нее, скользят по льду. Конечно, /у некоторых это получается /хорошо/, а у других — плохо. Очень красивое зрелище представляют мужчины и женщины, когда они бегут с развевающимися по ветру разноцветными лентами . (это вроде тесьмы шириной около одного суна), вплетенными в прически. Если кто-нибудь /из катающихся/ свалится, /все/ громко смеются и издеваются /над ним/. В эту пору на берег реки приходят люди, которые за плату дают напрокат /такую/ деревянную обувь, /кататься/ приходят даже жены и дочери из благородных семейств, но они надевают деревянную обувь /еще/ в карете, а потом, откинув занавеску, только выходят /из кареты/ и сразу же бегут /по льду/. /Делается это/ так быстро, что почти невозможно рассмотреть их лица «.

Конечно, с точки зрения историка, этот документ, вероятно, достаточно специфичен: информативный в одних вещах, он содержит массу неточностей и нелепостей в других. Но я читал его как художественное произведение, и в этом плане «Краткие Вести…» меня не разочаровали. Несмотря на прошедшее время и культурные различия чувствуется, что Кодаю — японский капитан и главный из рассказчиков — не только умный, но и любознательный, сострадательный, да и, видимо, располагающий к себе людей (без этого ему не удалось бы вернуться домой).

Posted in Uncategorized | Отмечено: | 5 комментариев »

Женские роли там исполняются настоящими женщинами

Posted by akkalagara на 2010-09-29

Женские роли там исполняются настоящими женщинами вследствие чего иногда в театре бывают случаи распутства.

Кодаю дважды ходил /в театр/. В пьесе, которую он смотрел в первый раз, распутный муж и развратная чужая жена, сговорившись, убивают ее мужа и женятся, затем едут на прогулку в горы в одной карете. Под сенью гор они выходят из кареты, берутся за руки и шалят, прижавшись /друг к другу/ плечами. В это время появляется привидение убитого мужа и мучит развратников. Привидение одето и загримировано почти так же, как у нас: в белых одеждах и с распушенными волосами. Между тем появляется много однорогих злых духов. У них сосуды с цепочками, в которых положена вата, пропитанная спиртом; они зажигают /вату/ и крутят /сосуды/ на цепочке колесом. Преследуя развратников, /черти/ загоняют /их/ на вершину горы и в конце концов сбрасывают с горы вниз. Оба /грешника/ падают в яму, /сделанную/ в передней части сцены, и /оттуда/ в один голос молятся. На этом пьеса кончается.

Вторая пьеса о том, как в одной захолустной деревне жил известный пьяница. У него в голове постоянно была одна мысль: «Досадно, если мне так и придется закончить свою жизнь, даже не попробовав другого вина, кроме мутного сакэ, которое делают в нашем захолустье, /закусывая лишь/ сушеной рыбой. Как бы мне съездить в столицу да попробовать там чудесного вина с хорошей закуской, чтобы было чем вспомнить этот мир!» И вот однажды он собрался в дорогу и пустился в путь. Вскоре он пришел в столицу и, наконец выполняя свое заветное многолетнее желание, стал каждый день ходить по кабакам, пить вино и закусывать, и пьянство стало для него повседневным занятием. Как-то раз, когда, упившись до потери сознания, он валялся посреди дороги, мимо проезжал сановник, имя которого было /всем/ хорошо известно. Ехавшие впереди /него/ слуги окликнули пьяного и хотели согнать его с дороги, но он никак не мог проснуться и лежал, словно мертвый. Увидев тело, сановник спросил:  «Кто это такой?» /Кто-то/ из свиты объяснил ему, что это за человек. «А-а, я и сам слышал о нем, — сказал сановник, — у меня появилась хорошая мысль!» И он приказал положить пьяного в карету и привез /его в свой/ дворец. Там он велел переодеть пьяного в расшитые золотом одежды и уложить в кровать. /Всем/ слугам /он/ приказал тоже одеться в роскошные одежды и сказал, как им вести себя, после чего стал ожидать пробуждения /пьяного/. Упившийся вволю пьяница проснулся лишь на следующее утро. Поднявшись и увидев, что он во дворце, какого раньше даже и представить себе не мог, и в богатой одежде, так удивился, что не мог понять: во сне это или наяву. Слуги,  как им было ранее приказано, один за другим стали подносить ему воду для умывания, воду для полоскания рта и так далее. А потом подали ему необыкновенныхяств из продуктов гор и морей, а когда предложили и вина, то он с удивлением спросил: «Что все это значит? Почему я нахожусь в таком месте, почему меня так угощают? Кто вы такие? Не во сне ли я все это вижу?» Слуги почтительно ответили ему: «Ваша милость по предопределению судьбы изволили стать приемным сыном в этом дворце, поэтому /все/ так и происходит. Мы же все слуги /вашей милости/». От таких слов он весь покрылся потом. «Ведь я же ни на что не годный человек, только и знаю, что пьянствую, моя единственная отрада — вино, как я могу быть приемным сыном в таком благородном доме!» — сказал он и хотел убежать. Но слуги принялись уговаривать его, стали усердно угощать вином, и, поскольку вино /он/ любил больше всего, /пьяница/ обо всем забыл и так напился, что опять свалился без памяти. Тогда слуги снова одели /его/ в старую одежду, отнесли на прежнее место и бросили /там/, а сами ушли домой. Пьяница протрезвился от холода, вскочил и увидел, что лежал на вчерашнем месте. Скрестив руки, он долго стоял в глубокой задумчивости, затем вдруг всплеснул руками и сказал: «Да, все-таки это был сон!» На этом пьеса окончилась.

(Краткие Вести о Скитания в Северных Водах)

Posted in Uncategorized | Отмечено: , | 3 комментария »

иногда возвращают детей, которые научились ремеслу и стали сержантами

Posted by akkalagara на 2010-09-27

Воспитательные дома — это места, где воспитывают подкидышей. В Петербурге один /воспитательный/ дом, в Москве один. Это длинные трехэтажные здания, образующие квадрат. На комчатах дощечки с написанными /на них/ номерами: «1-я», «2-я». В центре здания устроена школа и зал для всевозможных видов искусств.
Для приема детей сделано высокое окно, внутри которого большой ящик вроде выдвижного ящика комода. Кто хочет подкинуть сюда ребенка, должен написать на бирке время его рождения, повесить /бирку/ на шею /ребенка/ и с наступлением ночной темноты  принести его под это окно. Если постучать в стенку, то изнутри выдвигается ящик. Ребенка кладут в ящик и снова стучат в стену.
Тогда ящик втягивают внутрь, забирают ребенка, а в ящик кладут 500 копеек и опять выдвигают / е г о / наружу. Родители берут деньги и уходят домой.
Правительство устроило эти /дома/, сочувствуя и желая помочь таким бедным родителям, которые не в состоянии сами воспитывать родное дитя.
На следующее утро, еще до рассвета, на воротах воспитательного дома вывешивается доска, на которой большими буквами подробно написано, что ребенок, подброшенный вчера вечером в таком-то часу, родившийся в таком-то месяце, такого-то числа, одетый в одежду такого-то цвета, с таким-то талисманом, и прочие данные, которые могут служить приметой ребенка, помещен на воспитание в комнату номер такой-то. В той комнате, /где находится ребенок/, тоже висит дощечка со всеми этими сведениями. Родители ребенка приходят сюда незаметно для других и, посмотрев на эту доску, узнают, где он находится, и возвращаются домой.
В воротах воспитательного дома стоит караульный, но вход туда не запрещен. Это сделано для того, чтобы родители, подбросившие /ребенка/, могли от времени до времени приходить туда и смотреть со стороны, как себя чувствует их ребенок.
В воспитательных домах много бабок и кормилиц, которые и воспитывают детей. Постепенно, когда дети вырастают, их отдают в школы-мастерские, чтобы они обучались там к чему лежит их душа. Если же родители захотят взять ребенка обратно, чтобы воспитывать /у себя/, то они должны подробно написать год, месяц, число и час, когда они подбросили ребенка, день его рождения, а также номер комнаты, в которой он находится, и опустить эту записку в тот же самый выдвижной ящик. Ребенка тотчас же кладут в ящик и выдвигают наружу. Говорят, что иногда возвращают детей, которые научились ремеслу и стали сержантами.

(Краткие Вести о Скитаниях в Северных Водах)

Posted in Uncategorized | Отмечено: , | 8 комментариев »

Еще мульт

Posted by akkalagara на 2010-09-25

The Lady and the Reaper тоже неплох:

(Лучший момент, пожалуй,  там уже в титрах, когда смерть причаливает на лодочке к дому, ставит ее на сигнализацию, и тут опять…)

Posted in Uncategorized | Отмечено: , | 5 комментариев »

Logorama

Posted by akkalagara на 2010-09-25

Если вы еще не видели «Логораму» — смотрите скорее.  Офигенный мульт.

Вот коротенький трейлер:

Posted in Uncategorized | Отмечено: , | 4 комментария »

Сила искусства

Posted by akkalagara на 2010-09-24

После прочтения в Википедии статьи о «Шоссе в никуда» Линча всю ночь потом снились какие-то мутные кошмары.

Posted in Uncategorized | Отмечено: | Leave a Comment »

XII подвиг

Posted by akkalagara на 2010-09-23

Вот, кстати, да — в рамках конспирологической теории: с двенадцатого подвига Геракла вернулся вовсе не Геракл, а Атлант, всю последующую жизнь успешно Гераклом притворявшийся (но, как мы знаем, все равно плохо кончивший — плаща, пропитанного ядом Лирнейской гидры, все равно никто не отменял. Это, надо сказать, придало бы особую пикантность истории, поскольку Атлант к убиению гидры отношения не имел, и, таким образом, мог бы считаться безвинно пострадавшим). Настоящий же Геракл так и остался стоять, поддерживая небесный свод, и до скончания античности упражнялся в изобретении проклятий в адрес обманщика — столь витиеватых, что у гесперид уши вяли. Потом мало-помалу распространилось учение Аристотеля о шарообразности Земли, и необходимость поддерживать небесный свод отпала сама собой.

Posted in Uncategorized | Отмечено: | Leave a Comment »

She’s a good girl — look at her face

Posted by akkalagara на 2010-09-22

У Родена, оказывается, есть скульптура «Упавшая кариатида». Замечательное, я считаю, развитие идей классицизма. В детстве всегда было жалко этих тетечек, играющих роль опорных конструкций.

Хайнлайн, кстати, об этой скульптуре в своем «Stranger in a Strange Land» упоминает (не без некоторого присущего ему пафоса):

«- Ben, for almost three thousand years or longer, architects have designed buildings with columns shaped as female figures — it got to be such a habit that they did it as casually as a small boy steps on an ant. After all those centuries it took Rodin to see that this was work too heavy for a girl. But he didn’t simply say, ‘Look, you jerks, if you must design this way, make it a brawny male figure.’ No, he showed it and generalized the symbol. Here is this poor little caryatid who has tried — and failed, fallen under the load. She’s a good girl — look at her face. Serious, unhappy at her failure, but not blaming anyone else, not even the gods and still trying to shoulder her load, after she’s crumpled under it. But she’s more than good art denouncing some very bad art; she’s a symbol for every woman who has ever tried to shoulder a load that was too heavy for her — over half the female population of this planet, living and dead, I would guess. But not alone women — this symbol is sexless. It means every man and every woman who ever lived who sweated out life in uncomplaining fortitude, whose courage wasn’t even noticed until they crumpled under their loads. It’s courage, Ben, and victory.
— Victory?
— Victory in defeat, there is none higher. She didn’t give up, Ben; she’s still trying to lift that stone after it has crushed her. She’s a father going down to a dull office job while cancer is painfully eating away his insides, so as to bring home one more pay check for the kids. She’s a twelve-year old girl trying to mother her baby brothers and sisters because Mama had to go to Heaven. She’s a switchboard operator sticking to her job while smoke is choking her and the fire is cutting off her escape. She’s all the unsung heroes who couldn’t quite cut it but never quit».

(«Три тысячи лет архитекторы украшают здания колоннами, выполненными в форме женских фигур, а затем приходит Роден и замечает, что такая тяжелая работа совсем не для девушки. И он не стал орать: «Слушайте, вы, придурки, кончайте это издевательство, замените несчастных девиц здоровыми мужиками!» Нет, он не стал брать на голос — он показал. Маленькая кариатида не выдержала непосильного бремени и упала. Очень хорошая девочка — ты только посмотри на это лицо. Бедняжка очень огорчена, она не винит в своей неудаче никого, кроме самой себя… даже богов не винит, и все еще пытается поднять непомерную ношу — ношу, которая почти ее раздавила. — И это не просто великое искусство, самим своим существованием отрицающее плохое искусство, — кариатида Родена символизирует каждую из женщин, которые тащили и тащат свою непомерную ношу. Да и не только женщин, она — символ каждого человека, стойко и без жалоб выносящего все тяготы жизни и падающего от непосильности этих тягот — тоже без жалоб. Она — символ отваги. И победы.
— Победы?
— Победа в поражении — высшая из побед. Ты посмотри, Бен, она же не сдалась, она все еще пытается поднять раздавивший ее камень. Она — безнадежный раковый больной, работающий до последней минуты, чтобы принести домой, в семью, хотя бы еще одну получку. Она — двенадцатилетняя девочка, пытающаяся прокормить младших братишек и сестренок, когда мамочка ушла на небо. Она — телефонистка, покидающая свой коммутатор только тогда, когда ничего не видит из-за дыма и огонь давно отрезал все пути к спасению. Она — все невоспетые герои, не пришедшие к победе, но и не опустившие рук» — пер. Пчелинцева).

Этот отрывок обычно безудержно цитируют, когда речь идет об этой скульптуре, более того, она даже на обложке романа фигурировала:

И это, в общем, неудивительно.

А еще Рильке, который Райнер Мария, в своей монографии 1903 года, посвященной Родену (она так и называется «Auguste Rodin») тоже о ней писал:

«Und dann die Karyatide. Nicht mehr die aufrechte Figur, die leicht oder schwer das Tragen eines Steines erträgt, unter den sie sich doch nur gestellt hat, als er schon hielt; ein weiblicher Akt, knieend, gebeugt, in sich hineingedrückt und ganz geformt von der Hand der Last, deren Schwere wie ein fortwährender Fall in alle Glieder sinkt. Auf jedem kleinsten Teile dieses Leibes liegt der ganze Stein wie ein Wille, der größer war, älter und mächtiger, und doch hat seines Tragens Schicksal nicht aufgehört. Er trägt, wie man im Traum das Unmögliche trägt, und findet keinen Ausweg. Und sein Zusammengesunkensein und Versagen ist immer noch Tragen geblieben, und wenn die nächste Müdigkeit kommt und den Körper ganz niederzwingt ins Liegen, so wird auch das Liegen noch Tragen sein, Tragen ohne Ende. So ist die Karyatide».

(«И потом Кариатида. Уже не просто прямая фигура, легко или тяжело удерживающая камень, который и сам удержался бы, — нет, обнаженная женщина на коленях, склоненная, вдавленная сама в себя, вся созданная рукой гнета, тяжесть которого непрерывным падением проникает во все члены. Каждую точку этого тела придавил камень — более сильной, более древней, более властной волей, и все-таки бремя осталось ее судьбой. Выхода нет. Она выдерживает, как во сне выдерживают невозможное. Падая, изнемогая, она все еще держит, и, когда усталость усилится и тело поникнет, даже лежа она будет держать. Держать без конца. Такова Кариатида» — пер.Микушевича).

Его тоже обильно цитируют, правда, больше в английском переводе.

Posted in Uncategorized | Отмечено: | 3 комментария »

На почтамте

Posted by akkalagara на 2010-09-19

В отделе, торгующем марками и конвертами, почти никого нет, стоит только дядечка в возрасте — обтерханного вида, но аккуратный, в очёчках. Просит марку с Ферапонтовым монастырем за сорок пять рублей. Получив её, разглядывает внимательно, прячет и отходит на пару шагов, рассматривая витрины. Подходит моя очередь. Прошу филателистической продукции, не имеющей коллекционной ценности на вдесятеро большую сумму. Продавщица, не торопясь, отсчитывает конверты, клеит марки, с чувством ставит штампики «Per avion». Дядечка-филателист стоит рядом и спиной излучает классовую неприязнь.

Posted in Uncategorized | Отмечено: | 6 комментариев »

Гугль-мугль

Posted by akkalagara на 2010-09-16

Чудесный сервис обнаружил только что, в сетевых дискуссиях, надо думать, вещи незаменимая. Называется «let me google that for you», а живет здесь
Вводим поисковый запрос, сохраняем сгенерированную ссылку (лучше выбрав опцию «короткая», чтобы потенциальная жертва не догадалась заранее, в чем дело) — и вуаля.

Posted in Uncategorized | Отмечено: | 2 комментария »