Самое длинное путешествие

Записки интроверта

Друд

Posted by akkalagara на 2011-03-21

(thx to Zeiger)

Сделать главными героями двух профессиональных писателей и поместить их в мир треш-хоррора — приём, основанный в первую очередь на контрасте между языком, стилистикой, темпом повествования, характерными для викторианских романов, и сюжетной его составляющей, до поры напоминающей палп фикшн. Коллинз и Диккенс, как персонажи, дают обильную почву для разного рода постмодернистских выкрутас, требующих, впрочем, от читателя некоторой эрудиции. Так, двое коллег, которым я цитировал начало романа с чудесным «Меня зовут Уилки Коллинз, и я почти уверен, что это имя ничего вам не говорит», вежливо поулыбавшись, интересовались — «А правда, этот Коллинз — он кто?».

Второй приём, давно меня занимающий, и блестяще реализованный Симмонсом — то, что на английском называют unreliable narrator, когда рассказчик очевидно скомпрометирован и несёт на голубом глазу совершеннейшую дичь про тентакли на чёрной лестнице, хищных зелёных женщин и злонамеренных двойников, но часть описанных им нереалистичных событий находит подтверждение в словах или действиях других персонажей, косвенно подкрепляется событиями окружающего мира и в результате в какой-то момент у читателя в голове формируется восхитительная неопределенность: Можно ли верить Коллинзу? Диккенсу? Симмонсу? Эта двусмысленность тянется и тянется, балансируя на тонкой грани, и размывает окружающую рассказчика реальность, превращая её в дурной сон.

Коллинз и Диккенс выступают попеременно приятелями, соперниками, соавторами, противниками — всё это на фоне написания новых романов, что одним, что другим. События, с ними происходящие, причудливым образом накладываются на их книги, а сюжеты их книг находят отражение в окружающей их придуманной реальности.

У Симмонса получилась, на мой взгляд, очень техничная и выверенная стилизация — многослойная и умная. Из-за жанра стилизации развитие фабулы происходит постепенно и неторопливо, ужасы, которые живописует Коллинз, ужасны лишь по меркам его времени, загадки в финале разрешаются всё тем же двусмысленным способом, что и остальное повествование. Роман получился старомодным (в хорошем смысле) и несколько более сложным, чем этого обычно ждут от беллетристики.

Реклама

комментария 2 to “Друд”

  1. Zeiger said

    Рада, что вы не отвергли с возмущением. Многие оскорбляются: «руки прочь от светлой памяти Диккенса» и тому подобное. Умная литературная игра, которая, вы правы, сложновата для «просто книжки».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: